Рошка: Нигде в мире не может быть арифметического равенства между госязыком и языком нацменьшинств

18:30, 8 martie 2021 | Actual | 194 vizualizări | Nu există niciun comentariu Autor:

Совет по аудиовизуалу оштрафовал телеканал RTR Moldova за недостаточное количество контента на государственном – на румынском языке. Ему вменяют в вину нарушение законодательства, согласно которому поставщики медиауслуг обязаны транслировать не менее 80% местных аудиовизуальных программ на госязыке. На телеканале считают эту норму нарушением конституционных прав национальных меньшинств. Реально ли обеспечить такое соотношение программ? И где взять столько профессиональных кадров? Свое особое мнение для eNews представил независимый журналист Юрий Рошка.

«Я хотел бы сразу уточнить, что в законе о режиме вещания отечественных теле и радио организаций, действующее с 1995 года, устанавливало следующую пропорцию передач как обязательную норму для всех вещателей: 65% на государственном языке, 35% на русском. Тогда от имени профильной комиссии выступал с докладом поэт Архип Чиботару. Помню этот момент, поскольку сам был депутатом того созыва. Почему именно эта пропорция? Да потому, что в соответствии с тогдашней последней переписью населения, именно таково было соотношение между молдаванами и остальными гражданами страны. В 2006 году, 27 июля, был принят новый закон, Кодекс телевидения и радио РМ».

Рошка был инициатором этой реформы, наряду с целым пакетом других проектов, которые были поддержаны президентом Владимиром Ворониным и ПКРМ.

«Кстати, закон был принят единогласно. Вот фрагмент из данного документа: «Статья 11. Защита языкового и национально-культурного достояния (3) До 1 января 2007 года вещательные организации должны выпускать на государственном языке не менее 65 процентов собственных и отечественных информационно-аналитических передач. На 1 января 2007 года этот показатель должен составлять не менее 70 процентов, а с 1 января 2010 года – не менее 80 процентов. (4) В культурных и музыкальных программных комплексах, транслируемых в прайм-тайме, отечественная продукция должна составлять не менее 60 процентов общего недельного объема, отведенного для трансляции такого вида аудиовизуальной продукции».

Юрий Рошка уточняет, что лично договорился с Владимиром Ворониным о новом процентном соотношении, а именно 80% на 20%.

«Откуда взялись эти цифры? Из последней на тот момент переписи населения. Оказалось, что за последние десятилетия, несмотря на демографический спад, соотношение между титульной нацией и национальными меньшинствами изменились. На первом месте в этом ряду были украинцы – 6%, затем русские – 5% с лишним, затем гагаузы – 2% и.т.д. Следовательно, было абсолютно нормальным решением привести закон в соответствие с новыми реалиями».

Политик уверен, что вся шумиха по этому поводу является плодом не совсем верного понимания состояния дел.

«Напоминаю название вышеуказанной статьи: Защита языкового и национально- культурного достояния. Т.е., государство Молдова проявляет естественную заботу о национальной культуре молдаван в первую очередь, и здесь нужно понять раз и навсегда: нигде в мире не может быть арифметического равенства между государственным языком и языком национальных меньшинств. На первом месте всегда государственный язык. А защита прав национальных меньшинств совсем не означает введение уравниловки между широким большинством в 80% и нацменьшинствами. А если кто-либо на этом и настаивает, то он добивается не прав, а привилегий. И если последние стали бы нормой закона, тогда получается дискриминация большинства со стороны незначительной по численности элитной этнической группы».

«Я знаю, что многим моим коллегам-журналистам это трудно принять, но эта сущая правда. Ну, дорогие вы мой! 26 лет прошло со дня принятия первого закона по ТВ и радио и 15 – с момента принятия нынешнего кодекса! За это время подросло уже новое поколение! Уже пора привыкнуть к тому, что СССР остался в прошлом и что Молдова – это все-таки не Россия, а немного другая страна, со своими, национальными законами. Ну не может моноязычный русскоговорящий журналист, работающий в Молдове, иметь абсолютно те же языковые и законодательные условия, которые действуют в России. Одно дело – говорить между собой, коллеги, и совсем другое – вещать ТВ и радиопередачи для общества.

К чести ряда русскоязычных журналистов, они решились изучать румынский язык и ходить на специальные курсы. Моя подруга, журналистка Юлия Семенова – наглядный пример в этом смысле. А если журналист не хочет учить язык, его никто не принуждает, вот только найдет ли он себе работу по профессии в Молдове? Это не насильственная обязанность, а привилегия. Вспомните, в советские времена в СССР вся Африка училась. И любой африканец за год учился русскому на подготовительном курсе так, что с лёгкостью заканчивал 5 лет ВУЗа. А наши сограждане ничем не глупее наших африканских друзей».

Рошка задается вопросом, в чем же дело?

«Значит, в нежелании. В простой человеческой лени. А все страсти вокруг этой темы тому – яркое свидетельство. И тут еще всегда найдутся политики, желающие погреть свои ручонки на таких «жаренных» темах и привлечь к себе часть обиженного русскоязычного электората. Ребята, ну, честное слово, медведь и тот учится на велосипеде ездить, ну неужели некоторые из нас глупее и ленивее его?»

Источник: https://www.enews.md