ПИСКОРСКИЙ: «МЕНЯ ПЕРЕВЕЛИ ИЗ ОДНОГО СЛЕДСТВЕННОГО ИЗОЛЯТОРА В ДРУГОЙ»

19:05, 22 iulie 2019 | Actual | 175 vizualizări | Nu există niciun comentariu Autor:

Эксклюзивное интервью: польский политзаключенный Матеуш Пискорский в своем первом международном интервью для FreeWestMedia рассказывает об обвинениях против него, об условиях содержания в польских тюрьмах, а также надеждах и идеях о будущем Польши.

Оригинал интервью на английском:  FreeWestMedia

Г-н Пискорский, Вы были освобождены из тюрьмы после трехлетнего задержания. С чем было связано такое решение?

Пискорский: Я действительно понятия не имею, какой из многочисленных аргументов стал ключевым для моего освобождения. Конечно, я хотел бы выразить свою благодарность и уважение всем тем независимым европейским политикам, экспертам, активистам и журналистам, которые поддержали меня. Хотелось бы думать, что их усилия действительно убедили лиц, принимающих решения в Польше, освободить меня наконец из тюрьмы.

Тем не менее реальность такова, что с 2015 года Польша стала полуавторитарным государством, являясь и колонией, и объектом геополитических игр Соединенных Штатов. Таким образом, могу предположить, что польскому правительству было наплевать на мнения в Европе, высказанные в защиту свободы слова.

Я приведу вам пример: весной 2018 года Рабочая группа по произвольным задержаниям Комиссии по правам человека при Организации Объединенных Наций опубликовала доклад по моему делу, требуя, чтобы польские власти не только освободили меня из заключения, но и выплатили мне компенсацию и привлекли к ответственности тех, кто принял решение о моем аресте. С польской стороны реакции практически не было, и ООН не получила никакого ответа, хотя Министерство иностранных дел попросило их отложить крайние сроки рассмотрения дела.

Один из экспертов правящей партии публично призвал к роспуску Комиссии ООН по правам человека. Это, несомненно, демонстрирует уровень интеллектуальной неполноценности нынешней польской правящей партии.

Партия «Право и справедливость» (PiS) в последнее время получила высокую оценку некоторых евроскептических движений по всей Европе…

Пискорский: Да, и это проблема. Это происходит из-за полного отсутствия понимания в Западной Европе того, что происходит в Центральной Европе, особенно в Польше. Я знаю, что изучение польской партийной системы – не приоритетное направление для европейских политиков, но в любом случае, прежде чем они выразят кому-то безоговорочную поддержку, им следует об этом знать больше.

Некоторые хвалят польское правительство за его борьбу с потоком иммигрантов. Но задайте себе вопрос: есть ли мигранты, которые хотели бы остаться в периферийной стране с несуществующей социальной политикой? С другой стороны, проверьте количество украинцев, работающих здесь легально и нелегально, и вы получите около 3,5 миллионов. И, поскольку украинцы больше не заинтересованы в том, чтобы быть дешевой рабочей силой здесь, и намерены двигаться на запад, польское правительство открывает страну для новой иммиграции, в том числе из Южной Азии (Бангладеш, Таиланд, Непал) и Юго-Восточной Азии (Филиппины).

Таким образом, все это т.н. сопротивление политике ЕС является фальшивым, поскольку польское правительство находится под сильным влиянием международных корпораций, желающих сократить свои расходы на рабочую силу. Не забывайте, его возглавляет бывший менеджер банковского сектора Матеуш Моравецкий.

Некоторые также хвалят «Право и Справедливость» за противодействие бюрократии ЕС. Да, существует своего рода конфликт, однако этот конфликт проистекает из одного и очень простого факта: Варшава получает свои приказы – даже когда речь идет о европейской политике – из посольства США.

Фактически, эта страна управляет неоконсервативными ястребами из Вашингтона, что опасно для всех европейцев и делает Польшу троянским конем на континенте. И когда речь идет о немцах, я просто хочу напомнить им, что Качиньский и его партия открыто конфликтуют с Берлином, требуя миллиарды военных компенсаций из немецкого бюджета.

Я уверен, что они просто следуют указаниям Вашингтона, пытаясь изолировать Польшу от всех ее соседей, включая Германию. Польские требования кажутся довольно абсурдными, и они действительно таковы, но все же главная цель – испортить польско-германские отношения. Я полагаю, было бы достаточно просто посмотреть, что политики из «Права и справедливости» публично говорили в Польше о французском «Национальном объединении» [движение Марин Ле Пен, бывший «Национальный фронт – прим.ред.] или итальянской Лиге, или обратить внимание на то, что они открыто называют «Альтернативу для Германии» (AfD) «неонацистской партией». Так что не делайте вид, что идет дождь, когда они плюют вам в лицо!

Вернемся к Вашему делу – Вы были освобождены из тюрьмы 16 мая после трех лет лишения свободы …

Пискорский: Да. Я полагаю, что здесь возможны три основных сценария, но я понятия не имею, какое из приведенных ниже объяснений может быть наиболее реалистичным. Во-первых, вы должны знать, что все дело против меня было чисто политическим, и, как признали некоторые мейнстрим-СМИ, оно координировалось американской разведкой.

Таким образом, вполне возможно, что американцы пришли к выводу, что все их усилия бесполезны и приказали меня освободить. Во-вторых, польская история показывает, что вся страна – независимо от политической системы, которая в настоящее время принята – довольно хаотична, и с институциональной точки зрения ее довольно сложно контролировать.

Так было, например, в т.н. коммунистические времена, когда Советы не могли реализовать здесь коммунизм из-за плохого управления. То же самое может быть и сейчас – система хаотична и неэффективна, и поэтому кто-то допустил ошибку – возможно, не оказывая достаточного давления на суд, который должен был решить вопрос о продлении срока моего ареста. В-третьих, объяснение может быть еще более простым – они могли прийти к выводу, что я больше не представляю угрозу режиму.

Боюсь, мы не узнаем ответа на ваш вопрос в ближайшие годы. Мы должны организовать профессиональное расследование этого дела, что невозможно в нынешних условиях, поскольку действующий режим неоконсервативных атлантистов намерен удержаться у власти еще пару лет.

Вы теперь действительно свободный человек? Каковы были условия Вашего освобождения?

Пискорский: Иногда я шучу, что меня поместили в очередной следственный изолятор, на этот раз немного больше, но в нем все еще довольно трудно жить. Действовать в антисистемной политике при авторитарном режиме не очень-то удобно.

Режим пытается уничтожить вас, лишив вас всего. Все мои сбережения и имущество были конфискованы еще в 2016 году. Конечно, я подал жалобу на это решение в Национальную прокуратуру, но суд не принимал никакого решения в течение почти двух лет. Это означает, что в современной Польше каждый может быть фактически лишен своего имущества, ожидая решения суда в течение нескольких лет.

Моей семье и друзьям пришлось взять несколько займов, чтобы предоставить достаточную сумму, указанную в решении суда об освобождении меня под залог. Это было около 50 000 евро, что довольно много, учитывая, что я лишен возможности зарабатывать на жизнь уже три года.

Поскольку государственные СМИ обвинили меняв сотрудничестве с российскими спецслужбами, я не могу найти здесь никакой работы. Конечно, с учетом моего профессионального опыта было бы очень легко найти что-то за границей, однако мне запрещено покидать территорию Польши.

И с тех пор, как в 2015 году я основал политическую партию «Змияна», они также решили заморозить всю мою активность, запретив любые контакты с моими ближайшими товарищами и сотрудниками. Прокурор составил список потенциальных свидетелей, состоящий из более чем 60 человек, большинство из которых не имеют ничего общего с обвинениями против меня.

Таким образом, цель была совершенно очевидной: лишить меня возможности управлять какой-либо из моих юридических организаций. Так что, конечно, это лучше, чем в тюремной камере, но я все еще не свободен. С другой стороны, я вынужден испытывать те же ограничения, с которыми сталкиваются миллионы польских граждан, поскольку Польша стала полуавторитарным периферийным государством, и так или иначе это затрагивает всех ее граждан.

Как долго будет продолжаться эта ситуация?

Пискорский: Я мог бы ответить вопросом на вопрос: как долго Польша будет объектом внешнего контроля со стороны американских неоконсерваторов? Я, честно говоря, не знаю. Если посмотреть с юридической точки зрения: мое судебное дело началось в 2018 году, и до сих пор мы допрашиваем первого свидетеля, анонимного сотрудника Агентства внутренней безопасности (Польская контрразведывательная служба и политическая полиция).

Я думаю, что первый свидетель даст свои показания до конца этого года. Затем нужно допросить еще 60 человек. Таким образом, все это может затянуться на несколько лет. Тогда мы, вероятно, будем следить за ходом разбирательства в Апелляционном суде, а затем вернемся в районный суд.

С момента моего освобождения какой-то особой спешки не было, потому что они, похоже, зашли в тупик. Они просто не могут признать, что я не виновен, потому что я потерял три года своей жизни за решеткой. Они не могут утверждать, что я был виновен, потому что действия, в которых они обвиняют меня, не являются незаконными в Польше, согласно действующим законам.

Суды могут оказать давление с обеих сторон. С одной стороны, у них есть существующий режим с его исполнительными органами (прокуратурой, секретными службами), а с другой – Международный суд по правам человека, ООН и другие международные институты, которые, вероятно, отреагируют в случае вынесения приговора.

Таким образом, сейчас лучше всего подождать и посмотреть, что будет дальше – в политике, в судебной системе, в международных отношениях. Я прекрасно понимаю их точку зрения. Тем не менее, я все еще надеюсь, что в свое время политики партии «Право и справедливость» и их сотрудники в государственных структурах заплатят за то, что они сделали со мной и моей семьей. Я надеюсь, что они встретят теплый прием в польских тюрьмах в будущем …

Как прошло время в тюрьме?

Пискорский: Уровень содержания в польских тюрьмах намного ниже любых международных стандартов во всех соседних государствах. Вы не можете даже сравнивать условия с Германией, Францией или Россией. Польская система основана на американской модели, которая призвана унизить вас и лишить всех основных прав.

Я собираюсь создать неправительственную организацию, которая позаботится об этом в Польше. После прихода во власть “Права и справедливости” число задержанных выросло на 60 процентов по сравнению с 2015 годом, поэтому проблема касается тысяч польских граждан, их родственников и семей.

Находясь там, я пытался активировать людей, которые стали жертвами этой системы, включая тех, кто был ложно обвинен коррумпированными и непрофессиональными прокурорами, репрессирован в специальных подразделениях полиции или шантажирован.

Вся система должна быть не просто скорректирована, но и глубоко и полностью изменена. Невозможно даже представить уровень несправедливости и нарушений прав человека, это все скорее напоминает некоторые автократические правления в Латинской Америке, нежели европейские страны. Как человек, который всегда был публично активен, я пытался организовать людей извне. Нам даже удалось добиться небольших улучшений, когда дело доходит до определенных условий, однако этого далеко не достаточно …

Вам разрешали следить за новостями, когда Вы были в тюрьме?

Пискорский: Ну, там это довольно сложно, потому что у вас нет доступа к Интернету. Единственными источниками являются телевидение и газеты. К сожалению, там было доступно всего несколько телеканалов, в основном те, которые освещали государственную пропаганду. Если у кого-то есть средства, можно заказать и газеты, хотя их список ограничен, в основном это главные печатные издания.

Мне повезло, что у меня были друзья, которые присылали мне печатные статьи и журналы. К сожалению, прокурор – с подозрением относящийся ко всем публикациям на иностранных языках – подверг цензуре все немецкие и английские журналы, присланные мне, и я просто не получил их, хотя я знаю, что они были отправлены мне, включая Zuerst.

Я также хотел опубликовать некоторые статьи, не обязательно касающиеся моего случая, и попросил ноутбук, так как я хотел закончить некоторые из моих книг, включая научные исследования. Конечно, прокурор не согласился, что ясно показывает, что настоящей причиной моего ареста была попытка заставить меня замолчать.

Могли ли Ваши родственники навещать Вас в тюрьме?

Пискорский: Это было возможно, но, все же посещение польской тюрьмы должно быть травмирующим опытом для всех извне. Вот почему мой контакт с родственниками был довольно ограниченным.

И все же, в чем же Вас официально обвиняют?

Пискорский: Мой случай совершенно уникален не только в польской, но и во всей европейской правовой среде. Меня обвиняют в действиях, которые, согласно уголовному законодательству и универсальным стандартам, не являются правонарушением. Таким образом, польские власти нарушили старое латинское правило nullum crimen sine lege (нет закона – нет преступления).

Они обвинили меня в сотрудничестве с иностранной разведывательной службой, направленном против интересов Республики Польша. Статья 130 польского уголовного кодекса определяет это как “шпионаж”. Но что такое шпионаж? Согласно всем общеизвестным определениям и всем существующим словарям, речь идет о передаче секретной информации об одной стране разведывательным подразделениям другой.

Такое же определение можно найти у академических ученых и исследователей, а также профессоров права. Мы не выдумали это с моими адвокатами – это определение ученых юридического факультета Варшавского университета, экспертов и Организации Объединенных Наций.

Обвинения против меня не имеют никакого отношения к сбору и передаче любой секретной информации кому-либо.

Речь идет – цитируя вердикт прокуратуры – о «влиянии на общественное мнение» и «участии в информационной войне», путем высказывания политической позиции и призывов к определенным политическим решениям. По мнению польского государства, призыв покинуть НАТО, выступление против военного присутствия США, протесты против украинского национализма и призыв к экономическому сотрудничеству с Российской Федерацией и отмене санкций, являются действиями против интересов Польши, и могут быть восприняты как преступление.

Их параноидальный тезис заключается в том, что все российские политики, журналисты, эксперты так или иначе связаны с российской разведкой. Таким образом, любое сотрудничество с российскими структурами (будь то частные лица или политические организации, депутаты, НПО) равносильно сотрудничеству со спецслужбами, ФСБ и СВР.

Можно сказать, что это абсурд, это что-то из кафкианского “Процесса”, и одно было бы правильно, но это реальность в современной Польше, самой антироссийской и проамериканской стране в современной Европе …

Итак, Вас обвиняют в политической активности …

Пискорский: Именно. В работе в качестве эксперта, журналиста и создании политической партии.

Похоже, что вся Европа проводит какую-то «чистку» против евроскептических журналистов, активистов и ученых, всех тех, кто разделяет позитивное мнение о своих российских соседях. Видите ли Вы нечто подобное и в своем случае?

Пискорский. Они обвинили меня в участии в так называемой информационной войне. Это понятие не было четко определено ни в юридических терминах, ни в социальных науках. В любом случае, если мы определим это – как большинство экспертов – как своего рода манипулирование информацией одного государства или группы государств против другого государства, то у нас появится полная картина того, что в настоящее время делает контролируемая Соединенными Штатами часть Европы.

Мое дело, вероятно, было начато как своего рода эксперимент, проверка, целью которой было проверить, насколько далеко вы можете пойти, нарушив основные права человека без риска международной реакции. После того, как мое дело было возбуждено, несколько человек были также обвинены и задержаны.

Весь эксперимент проводился в авторитарных или полуавторитарных режимах Центральной Европы. После моего случая был случай с профессором Александром Гапоненко в Латвии и Альгирдасом Палецкисом в Литве. Могут последовать другие случаи, вероятно, в трех странах ЕС – Польше, Литве и Латвии. Если им это удастся, они могут начать аналогичные репрессии в других европейских странах.

Таким образом, Вы думаете, что это может также начаться и в т.н. «старом ЕС»?

Пискорский: Ну, это вполне возможно, по крайней мере, если контроль США сохранится. На данный момент они используют польское государство для подавления не только польских граждан, но и других. Взгляните на дело Мануэля Оксенрайтера, гражданина Германии, который был ложно обвинен польской прокуратурой.

То, что мне кажется действительно странным – власти Германии всерьез отнеслись к польскому делу. Дело в том, что все основные политики в Германии знают и публично признают, что в Польше нет верховенства закона. Это довольно очевидно.

Тем не менее, они серьезно и с уважением относятся к решениям польской прокуратуры в отношении гражданина Германии. Это означает, что польское авторитарное государство способно репрессировать граждан других стран ЕС. Это кажется абсурдным, но, к сожалению, это правда.

Таким образом, все действия, которые трудно представить в демократической стране, которые являются явным нарушением прав человека, выполняются как «грязная работа» польскими головорезами из польской политической полиции и Национальной прокуратуры. Это действительно звучит смешно, но, похоже, это правда.

Является ли это уже кульминацией этого продолжающегося конфликта между основными правительствами и их критиками – или это еще не конец?

Пискорский: Ну, я знаю, что многие в Европе считают, что бюрократия ЕС навязывает различные решения и требует реализации нескольких, по меньшей мере, раздражающих стандартов, и это серьезнейшая проблема в настоящее время.

Тем не менее, по моему личному мнению, главная проблема Европы заключается в том, что она в значительной степени контролируется внешней сверхдержавой – Соединенными Штатами. Рассчитывать на Дональда Трампа, полагая, что он может быть кем-то независимым, является неправильным решением.

США находятся и будут контролироваться так называемым “глубинным государством” (Deep state). И интересы его представителей полностью отличаются от интересов Европы. Подумайте только о том, кто спровоцировал “арабскую весну”, кто спровоцировал всю проблему миграции. Старая геополитическая концепция политиков США, таких как Збигнев Бжезинский, была основана на «стратегии Анаконды», которая заключалась в идее погрузить Европу, Россию и Китай в хаос и нестабильность у границ.

Именно это и сделали США на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, в Северной Африке. Если честно, я бы предложил тем, кто против иммиграции, посадить иммигрантов на корабли и отправить на американское восточное побережье. Они вызвали проблему, пусть сами справляются с иммиграцией. То же самое касается проблемы с Украиной и всего конфликта с Россией, который был поддержан и вдохновлен США в их собственных интересах.

Вот почему я говорю, что сначала мы должны подумать об освобождении Европы, об искоренении здесь внешних влияний, и лишь потом о реформировании и преобразовании европейской интеграции.

Польское марионеточное государство может показаться евроскептическим, но это не так. Польша поддерживает идеал суверенных национальных государств только потому, что в какой-то мере это является частью американского интереса дестабилизировать Европу – имея некоторые полуавтократические, непредсказуемые и разрушительные режимы в этой части Европы.

Когда вы посмотрите на внешнюю политику Польши, основанную на провоцировании конфликта с Россией, вы это ясно увидите. Итак, с точки зрения геополитики, у нас следующая ситуация: все попытки освободить Европу, предложения о создании некой континентальной империи будут саботироваться Варшавой и, возможно, ее малыми союзниками на Востоке.

Поэтому в интересах стран Западной Европы либо оказать определенное давление на польский режим, либо выгнать Польшу из Европейского союза. Честно говоря, я немного разочарован в европейских евроксептиках, которые, кажется, не понимают этих простых фактов.

Поэтому я надеюсь, что мой пример станет наглядным подтверждением вышеприведенного мнения. И я надеюсь, что мы все сможем продемонстрировать нашу солидарность с другими политически репрессированными активистами по всей Европе, независимо от их политического происхождения. Потому что, когда речь заходит о наших перспективах на ближайшие годы, я действительно боюсь, что антисистемные политические силы и круги в Европе могут столкнуться со всевозможным давлением, включая автократические средства, которые сейчас используются в Польше.

Г-н Пискорский, спасибо за интервью и удачи!

Источник: https://www.geopolitica.ru

Navighează dupa cuvinte-cheie: ,