III Кишиневский форум: Спасет ли Россия Запад (опять)? Или всего лишь спасет мир….

16:55, 4 octombrie 2019 | Actual | 69 vizualizări | Nu există niciun comentariu Autor:

Конрад Рекас, журналист, эксперт по экономике и геополитике, Польша

Эпоха имиджа России как „Империи Зла” подходит к концу – может быть, не навсегда, но наверняка – в связи с двумя долгосрочными факторами. Во-первых, это изменение иерархии американских целей, во-вторых, переориентация (в конечном итоге даже реорганизация) Евросоюза.

Действительно, возьмет ли Россия реванш перед Китаем за председателя Мао и пинг-понговую дипломатию президента Никсона – остается одним из важнейших геополитических вопросов в мире и в истории. Если русские решат принять американское предложение, достаточно ясное, заняв позицию второго плана в борьбе реакционного индустриального капитализма в духе Дональда Трампа против зарождающегося нового центра финансового капитализма в Пекине и Шанхае – возможно, они опять (как уже неоднократно случалось) надолго решат проблемы глобальной игры. В этом варианте, однако, не может быть и речи о простой перезагрузке, а гораздо больше – существующее разделение на Запад и Восток перестанет действовать вообще, и Москву придется признать одной из равных столиц победившей (возможно…) мировой экономической и политической системы.

Такое решение поддерживается все еще сильными тенденциями вестернизации в российском политическом руководстве (Новое Западничество), а также характером экономики самой Российской Федерации. Понятно, что и мы, жители Центральной Европы, теперь в этом уверены, и потому, что находимся на коротком поводке Вашингтона, мы особенно послушны указаниям оттуда. Но вопреки тому, что говорят русским американцы, количество спорных моментов между Москвой и Пекином ничтожно мало, а то и вообще не существует. Так с какой стати же Россия, закрывая одно конфликтное направление на Западе (как оказалось, фактически не особо обострившееся), станет открыть на Дальнем Востоке другое, куда более развитое и перспективное?

Даже на этот риторический вопрос был найден простой ответ. Существуют несколько влиятельных центров, которые убеждают русских в том, что они… „зависят от Китая„. Чтобы покончить с этой зависимостью, надо присоединиться к конкуренции, например, в регионе Центральной Азии – одним словом, вести себя по отношению к КНР более или менее, как Польша и Литва сегодня поступают по отношению к Российской Федерации. Конечно, Россия не западный ловец, и, вероятно, никогда им не будет, поэтому сравнение может показаться неверным, но и польские или румынские примеры должны быть достаточно отвратительными, чтобы российские политики могли воспользоваться таким „добрым советом” на сей раз.

Фактор времени и взаимности

С другой стороны, Россия не стремится предпринимать противоположные действия, например, вступать в какие-либо антиамериканские интернационалы. Этот урок традиционной дипломатии хорошо понимали в Кремле и МИД России – лучший альянс – с собственной армией и флотом. Благодаря им русские сегодня являются одними из решающих игроков на Ближнем Востоке, что, в свою очередь, помогает в геополитическом повороте и независимости одной из ближайших зависимых от НАТО стран – Турции. Это только потенциальная, но существующая возможность решения украинского кризиса «одним махом» (если кто-то снова начнет разыгрывать киевскую карту) – благодаря чему эскалация в этом регионе мира была остановлена (за что мы все должны быть благодарны Кремлю). Прежде всего, именно сохранение собственной мощи дает России то, в чем она больше всего нуждается: ВРЕМЯ.

России необходимо время для ускорения внутренней модернизации, для подъема собственной социальной и инфраструктурной сферы до уровня, уже достигнутого российскими политическими возможностями. Поэтому миротворчество на своих границах отвечает наилучшим интересам Москвы. Но не в обмен на вступление в другие конфликты и вообще, ни в коем случае не любой ценой. Как все чаще видно даже в официальных СМИ – современная дипломатия больше не отрицает принцип „Do ut des”,  и соглашается, что взаимность остается решающим фактором, но никто не в состоянии указать, что еще (кроме снижения напряженности) Запад может предложить России.

Единственное, что осталось агитаторам, это то, что в Москве все еще действует то снисходительное похлопывание и „вручение восточным варварам сертификата западных ценностей„, которое действовало 300, 200 и 30 лет назад. Но будем надеяться, что русские будут помнить, что до сих пор, когда „хорошие друзья” отвлекали Россию от восточных дел и затягивали их обратно в Европу – это приводило лишь к огромным бедам, потерям, разрушениям и необходимости начинать все почти с самого начала...

Пусть русские сами решат – окупится ли этот бизнес и на каких условиях. Но как насчет выводов для нас, жителей остальной Европы?

Сорос меняет тон?

Общие выводы ясны и корректны – так или иначе, но наступает глобальная разрядка отношений с Россией. Даже если не из-за Дональда Трампа, а потому, что Старый Союз, во главе с Францией и Германией, тоже стремится к этому. Это, прежде всего, связано с кризисом всего ЕС и его основных составляющих, необходимостью решения нарастающих социальных и этнических проблем, давлением со стороны общества, требующего, например, того же, что делает президент Путин: сосредоточиться на своих собственных делах, а не на поляризации-отдалении и постоянной пропаганде.

Однако они держатся твердо, хотя их сторонникам также пришлось изменить свои ожидания и изменить свои стратегии. Так же, как президент Трамп хочет ужиться с Россией, чтобы втянуть ее в конфликт с Китаем – как Джордж Сорос неизменно хотел бы, чтобы Россия стала частью Нового мирового порядка, проекта глобализации на принципах всеобщего финансового капитализма и лозунгов либеральной демократии и „открытого общества” и так далее – или по крайней мере не поддерживать врагов этой конструкции, как раньше в таких кругах виделась Москва. «Мир во имя демократизации» – такое было предложение Сороса до недавнего времени, читай – «Мир в обмен на капитуляцию и уравниловку». Однако сегодня ослабление западного центра Сороса сделало бы такую сделку абсурдной, поэтому они переформулировали свое предложение в „Мир, только мир и пусть наши не заглядываются на вашу сторону„.

Брюссельский вариант европейского проекта (все еще зависимый от Америки, но идеологически несколько отличающийся от США), чтобы выжить, должен также укрепить и изменить свои приоритеты, но не внешние (как это делает Д. Трамп), а внутренние. Поэтому Париж и Берлин, а за ними и другие, менее зависимые от Америки, более мелкие центры больше не видят смысла в сохранении конфронтации с Россией. Особенно в ситуации, когда во Франции, Германии и особенно в Италии инициативы «снизу» к сотрудничеству с русскими становятся все сильнее и сильнее на основе ценностей, содержания и интересов – в отличие от того, на чем строилось сверхгосударство Брюссель.

И это ответ на заглавный вопрос. Америка хотела бы, чтобы Россия (и в меньшей степени другие укрепляющие центры, включая Европу) приняла участие в таком переходе, который сохранил бы нынешнюю однополярную форму мира или, по крайней мере, Вашингтон нуждается в помощи для обеспечения позиции США в многополярных реалиях. Это, безусловно, более привлекательное предложение, чем нынешние условия и отношения, но единственное ли оно? Мы не можем забыть о существующих угрозах. Европейские элиты представляют собой отступающий, оборонительный, но все же опасный проект – замену однополярности глобализацией, основанной на либеральном моноидеизме Поппера. Возможен ли третий проект, проект, основанный на суверенитете обществ, на их истинной идентичности? Для многих это все еще кажется только утопией – и, может быть, это просто очередная русская миссия (как в 1812 и 1945 годах). Однако она может быть реализована только при осознании и участии всех нас.

Navighează dupa cuvinte-cheie: