Речь Виктора Орбана об итогах года

17:56, 27 februarie 2018 | Actual | 502 vizualizări | Nu există niciun comentariu | Autor:

Уважаемые Дамы и Господа! Господин премьер-министр Петер Борош, господин мэр Будапешта Иштван Тарлош, господин председатель Государственного собрания Ласло Кёвер!

Приветствую Вас. Рад встретиться с Вами вновь. Я всегда с волнением готовлюсь к этому событию. Истинной проблемой при планировании моего сегодняшнего выступления явилось не его содержание, ведь скорее мне приходится бороться с избытком тем. Настоящий вызов – это временные плоскости. Необходимо принимать во внимание, что это двадцатая речь об итогах, и вскоре завершится второй цикл нашего управления государством, а он охватывает восемь лет. И главное, что волнует всех сегодня: еще 49 дней, и у нас выборы. К тому же в этом году исполняется тридцать лет существования партии ФИДЕС. Хорошо было бы согласовать всё это в следующие минуты. Но мы собрались здесь не для того, чтоб выразить свое сочувствие борющемуся с интеллектуальными проблемами докладчику, а чтобы послушать то, что он хочет сказать нам.

Уважаемые Дамы и Господа!

Оценивая истекшие восемь лет, мы должны принимать во внимание, что в венграх живет странная или, скорее, ложная скромность. Я уже в детстве наблюдал, что даже если рассада была выстроена в идеальные ряды, мои родители в лучшем случае заявляли: всё, закончили! Еще помню: когда к нам приходили мастера, чтобы отремонтировать что-то, они, закончив работу, говорили: теперь будет держаться. Никогда я не слышал от них: хорошо получилось, тем более: хорошо мы сегодня поработали, или: мы отлично выполнили свою работу. Есть в этом какая-то внушающая уважение сдержанность, проявление достоинства; не я должен хвалить себя, пусть вместо меня говорят факты, моя работа. Это полезное и прекрасное напутствие. В политике, однако, следовать ему почти невозможно. Дело в том, что противники не проявляют стыдливости, высказывают в наш адрес удручающие, отвратительные и, как правило, несправедливые упрёки и редко проявляют чувство меры. Не будем следовать их примеру, но в то же время не нужно и выглядеть простофилями. Проявляя должную скромность и сдержанность, мы всё же должны заявить, что эти восемь лет, безусловно, были успешными. Более того, мы можем признаться, что они оказались лучше, чем мы предполагали. С точки зрения пропорциональности времени мы, пожалуй, продвинулись дальше, чем планировали. Мы обещали за десять лет создать один миллион рабочих мест и к сегодняшнему дню уже достигли 736 тысяч. Не рассчитывали мы на столь эффектные, заметные результаты и в области обуздания роста цен; правда, мы, несмотря на свои надежды, не могли рассчитывать на то, что Дёрдь Матолчи преобразует национальный банк такими темпами, со столь скорыми результатами. Мы благодарны ему за это! И я скорее лишь к концу десятого года рассчитывал на то, что мы благодаря высокому экономическому росту сможем впервые в истории Венгрии выплатить пенсионерам пенсионную премию. Это удалось сделать уже сейчас, в Рождество. Браво, Михай Варга! Развитие национальной экономики, запланированные стройки идут быстрыми, даже, быть может, слишком быстрыми темпами. Куда бы мы ни посмотрели, везде высятся башенные краны, снуют рабочие. Я лишь втайне надеялся и на то, что мы сможем заключить такое соглашение о повышении зарплаты и сокращении налогов, которое будет принято профсоюзами, работодателями и правительством, но было достигнуто и это. Не рассчитывал я и на то, что так успешно реорганизуется аграрная палата, что мы создадим такое большое число рабочих мест и в сельском хозяйстве. К тому же укрепление мелких и средних хозяйств также протекает быстрее, чем можно было предполагать на основе трезвых размышлений. Спасибо за это Шандору Фазекашу! К приятным сюрпризам относится и то, что число цыган, проходящих учебу в высших учебных заведениях, возросло вдвое. Мы должны снять шляпу и перед господином министром Золтаном Балогом.

Уважаемые Дамы и Господа!

Я рассчитывал, более того, требовал от наших министров экономики, чтобы они поставили своей целью достижение полной занятости и освободили залезшие в долги семьи из западни валютных и прочих кредитов. Они должны были разработкой новых правил обеспечить, чтобы в будущем в Венгрии нельзя было с помощью кредитов обмануть людей, разорить их и вынудить выплачивать свою задолженность до конца жизни. Я мечтал и надеялся наладить экономику, поставить ее на рельсы подъема, чтобы каждый смог сделать в материальном отношении хотя бы один шаг вперед. В то же время я не рассчитывал на то, что наш жизненный уклад, наш образ жизни, в котором всегда играли важную роль культура, спорт и образование, восстановится за восемь лет так быстро. Мы не успеваем строить в достаточном количестве туристические и велосипедные дорожки, туристические базы, пансионы и велнесс-отели. Число занимающихся спортом граждан возросло более чем вдвое. В полтора раза увеличилось число посетителей театров, в два раза – посещаемость концертов, постепенно заполняются музеи, фестивали и кинотеатры. Приятно видеть, что венгерский народ, несмотря на все экономические потрясения, остался культурным народом. Брак не вышел из моды, более того, если бы всё осталось на уровне 2010 года, сегодня нас было бы на 50 тысяч меньше, и это огромное достижение, даже если учесть, что в отношении прироста населения в целом наше положение по-прежнему остаётся неважным. Обобщая сказанное, я могу утверждать, что мы выжали из этих восьми лет всё, что можно было выжать согласно человеческим расчетам – особенно если учесть международный встречный ветер. Я считаю, что эти восемь лет вместе с их недостатками не только достойны признания, но и вызывают гордость рядом достижений. Желаем Венгрии, чтобы в будущем в ее жизни никогда не было восьми лет хуже этих.

Уважаемые Дамы и Господа!

Я должен открыто заявить: тот, кто считает, что Венгрия сегодня уже достигла своих целей, по всей вероятности, сам не знает что говорит. Конец дистанции, финишная ленточка от нас еще далеки. Никто, будучи в трезвом уме, не станет оспаривать, что Венгрия сегодня производит более благоприятное впечатление, выглядит лучше, чем восемь лет назад. Более того, пожалуй, каждый согласится с тем, что она начинает походить на трудовую, упорядоченную и честную страну, но пока еще не стала такой, какой мы хотели бы ее видеть. Она еще не такая, какой могла бы быть. Она действует уже лучше, но не так, как могла бы действовать по своим способностям. Мы еще не достигли своих целей, и впереди у нас еще много работы.

Уважаемые Дамы и Господа!

Что касается будущего, все Вы хорошо знаете меня, Вам известно, что я верю в простые вещи: в работу, семью и родину. В будущем я также могу пожелать Вам только этого. Я верю, что Венгрия – это страна, где за упорный труд человека ждет награда, кто больше работает, тот получает большее вознаграждение. Я верю, что именно на семьях – как на позвоночном столбе – держится вся страна. Я верю, что мы должны помогать всем, кто принял решение воспитать ребенка, – от всего сердца и всеми силами. Верю, что мать нужно уважать и ценить, и если мы будем делать это, нас, венгров, станет в Карпатском бассейне не меньше, а больше. Верю, что у нас, венгров, есть будущее в том случае, если мы останемся венграми. Мы стремимся сохранять венгерский язык, защищать свою христианскую и венгерскую культуру, независимость и венгерскую свободу. Такова, дорогие Друзья, венгерская модель, и она, как я вижу, действует. Нужно уважать труд, поддерживать семьи, хранить национальную идентичность, независимость – это будущее, и это будущее будет нашим.

Уважаемые Дамы и Господа!

Венгерская модель действует не потому, что руководители страны верят в нее. Разумеется, это тоже необходимо. Венгерская модель успешна потому, что в неё верят миллионы венгров. Я помню, что вначале, когда мы провозгласили её, нас было немного. Даже те, кто поддерживал ее, скорее надеялись, чем верили в нее, но шаг за шагом положение менялось, и, в конце концов, надежда превратилась в веру. Теперь уже многие миллионы верят в то, что труд, семья, родина – не только красивые и благородные понятия, они могут быть объединены и в успешную политику. Признаюсь Вам, что именно это порождает во мне самую большую гордость. За это я и все мы должны быть благодарны более чем 700 тысячам людей, которые воспользовались возможностью взяться за работу и теперь уже содержат семью не за счет пособия, а за счет заработной платы. Мы должны быть благодарны венгерским предпринимателям, которые поверили в нас, пошли на риск, вложили деньги в будущее и создали новые рабочие места. Трудящиеся люди и создающие возможность для работы предприниматели; они в совокупности являются кузнецами преуспевающей венгерской экономики. И мы должны быть благодарны всем молодым венграм, которые вступили на путь создания семьи. Число заключенных браков увеличилось на 46 процентов. Волшебное число, как называют ученые общий уровень фертильности, увеличилось с 1,23 до 1,49. Это обнадеживающий показатель, но он еще далек от цифры 2, которая уже гарантировала бы наше выживание. Эта цифра далека, но не может считаться недосягаемой.

Уважаемые Дамы и Господа!

Непременное условие любых планов на будущее состоит в том, что мы должны следовать своим путем. Но своим путем могут идти только независимые, не подчиняющиеся другим нациям народы. С финансовой точки зрения мы сегодня уже не подвластны никому. У нас снова есть свои национальные коммунальные предприятия, и вносимая семьями плата за коммунальные услуги идет не на приумножение прибыли мультикомпаний. Завершилась и эпоха нашей энергетической зависимости, мы, не жалея денег и труда, проложили необходимые трубопроводы, и вскоре в Венгрию будет поступать газ не только из России, но и из Румынии и даже из Польши. В руках нации находится более 50 процентов банковской системы, в ее собственность перешло и более половины венгерских средств массовой информации. Без венгерской банковской системы и без венгерских СМИ нет национальной независимости. Мы, однако, должны помнить, что наша независимость сейчас действительно существует, но она не варенье, которое может долгое время храниться на полке, ее время от времени нужно защищать. Поэтому, прошу Вас, не забывайте: нельзя передавать судьбу страны в руки интернационалистов.

Уважаемые Дамы и Господа!

Готовясь к выборам, мы можем констатировать, что нам удалось добиться того, чего не могла достичь ни одна другая партия: мы сплотились воедино. А раз нам удалось сплотиться друг с другом, значит, нам удалось сплотить и страну. Мы смогли поставить большинство граждан под знамя серьезных целей, более того, мы сколотили и огромное единство, которое в самых серьезных вопросах – таковы независимость, защита границ и миграция – выходит за пределы партии. Это имеет большое значение в сегодняшние, характеризующиеся склонностью к разладу и распаду времена. В венгерской политике, уважаемые Дамы и Господа, мы обеспечиваем непрерывность и опыт. Линия нашей династии тянется от первых выборов до сегодняшних дней, мы 16 лет находились в оппозиции и 12 лет стоим у руля страны. Как Вы видите, равновесия пока еще не существует … Мы уже поняли, что в политике самое важное – это время. Для управления страной нужны опыт и уверенность в себе, знание местных условий и международного положения, и если всё это сочетается со смелостью новатора, наше дело должно увенчаться успехом.

Уважаемые Дамы и Господа!

Венгерское дело должно увенчаться успехом. Сейчас есть всё: опыт, смелость, испытанные боевые друзья, международный авторитет, вставшая на путь подъема страна, серьезные планы и кажущаяся сегодня неиссякаемой энергия.

Уважаемые Дамы и Господа!

Ради справедливости следует отметить, что мы являемся не только гражданским, но и национальным правительством. В нашем мире того, кто говорит о делах родины, часто осаживают словами: фольклор, скука, ностальгия, сентиментальность стареющих мужчин… Но я хочу решительно заявить Вам, что родина, разумеется, полна бьющей через край сентиментальности, но не равнозначна ей. Родина – это заложенный в сердцах якорь, который нужен всем, и патриоты заслуживают признания за то, что вновь и вновь, несмотря на нападки и иронию, бросают этот якорь, и снова и снова говорят нам в глаза, что родина прежде всего. Или в современной формулировке, по-американски: для нас Венгрия превыше всего.

Уважаемые Дамы и Господа!

Если сегодня кому-то говорят: Венгрия, он вспоминает прежде всего о Будапеште, Балатоне, венгерских красавицах, супе-гуляше и добрых винах. Если говорят: венгерская политика, мы можем быть уверены в том, что имеют в виду Фидес, а самые утонченные – союз Фидес-ХДНП. Это и понятно, ведь мы дважды подряд выиграли выборы большинством в две трети голосов и правим страной без коалиционного принуждения. Оценка Венгрии в мире значительно повысилась, наша слава, известность и влияние превышают уровень, обоснованный размерами или экономическим весом страны. Чем это объясняется? В первую очередь тем, что Фидес и ХДНП на восемь лет приостановили в Венгрии политическую корректность. Отброшены европейская болтовня, либеральная любезность, корректное пустозвонство. Мы вернули намордник Брюсселю, а поводок – Международному валютному фонду. Оглянитесь вокруг в Европе коалиционных принуждений и либеральных медиа-диктаторов. В Будапеште господствует мода на ясную речь. Однозначные слова и фразы. В Будапеште мы хотим говорить то, что думаем, и хотим делать то, о чем говорим. Это большая роскошь в сегодняшней европейской политике, и мы, венгры, словно купаемся в ней. Конечно, хотелось бы, чтобы вода реже выплескивалась на берег.

Дамы и Господа!

То, что сегодня в связи с венгерской политикой людям в Венгрии и за ее пределами приходит в голову наша партия, не далось нам даром. Фидес сформировался тридцать лет назад. Дорога была долгой. Тяжелая борьба, упорство, верность, чувство локтя. Преданность и служение Венгрии, единство и взаимная поддержка по отношению друг к другу. Все венгерские люди знают, более того, изучили нас. Им известно, что мы не бросаем слов на ветер, не поддаёмся искушению присочинить что-либо. То, что мы говорим, мы принимаем всерьёз. Если мы беремся за что-либо, мы тут же принимаемся за выполнение обязательств, упорно трудимся и доводим дело до конца, как правило, достигаем цели. Если бы это выражение уже не стало избитым, я сказал бы: мы – спокойная сила. Мы – это мы, мы не продаем кота в мешке, мы антикоммунисты и патриоты. Мы страстно любим Венгрию и готовы ради нее на всё. Это отличает нас от остальных политических партий.

Я не должен заниматься сейчас рассмотрением других партий, однако за 49 дней до выборов этого вряд ли можно избежать. Я смотрю на состояние остальных партий и не всегда верю своим глазам; признаюсь Вам, я просто не понимаю, как люди и партии могут в таком положении просить оказать им доверие, более того, заявлять о своем желании управлять страной. Есть партия, которая в своем списке указывает на первом месте члена иностранного легиона, выдвигает его кандидатом на пост премьер-министра, хотя все видят, что это только конкурсный управляющий, в историческую задачу которого входит выведение ВСП из парламента. Другая левая партия отыскала свои старые корни и под руководством бывшего премьер-министра превратилась в настоящую коммунистическую партию, которая грозит людям тюрьмой, национализацией, новым изменением политического строя, а в интеллектуальном отношении может лишь требовать, чтобы церкви замолчали и стали тише воды, ниже травы. Эйнштейн, который вел наблюдение не только за физическими явлениями, но и за умами, сказал: «Безумие – это проделывать то же самое снова и снова, но каждый раз ожидать иного результата». Существует и партия – есть у нас такая партия, – которая может сообщить лишь то, что политика может быть другой. Гениальная мысль! Но вот то, какой именно она может быть, мы узнаем у них вряд ли, потому что они другие до такой степени, что мы не знаем, правые они или левые, националисты или интернационалисты, и из-за непрерывной текучести их членского состава невозможно разобраться, кто внутри и кто снаружи. Вышедшие из состава какой-либо партии политики организуют партии, чье название люди даже не успевают запомнить, так как все они заняты стремлением быть замеченными и крайне недолговечны. Но самый явный абсурд состоит в том, что видавшая лучшие времена национальная партия вдруг объявила в сегодняшние зловещие и таящие в себя опасность нашествия мигрантов времена, что ислам является последней надеждой человечества. У человека рот открывается от изумления, он не верит своим ушам. Хорошо было бы, если бы кто-то ущипнул и тем самым разбудил нас, но нет, ничего не поделаешь, это сегодняшняя венгерская действительность, это имеющееся предложение, таковы люди, заявляющие о своем желании управлять страной.

Могу вежливо, но решительно заявить, что Венгрия заслуживает большего. Неудивительно, что в стране царит желание сменить не правительство, а оппозицию. Давайте всё же в пределах одной фразы отнесемся к этим политикам серьезно и сообщим им, что, по нашим взглядам, последней надеждой Европы является христианство. Сегодня, когда жители Европы говорят о христианстве – и эта дистинкция важна, – они имеют в виду в первую очередь культуру и образ жизни. Поэтому в Венгрии, согласно результатам исследований и анализов, 78 процентов жителей высказываются за сохранение нашей христианской культуры и христианских традиций.

Уважаемые Дамы и Господа!

Размышляя о будущем и о ставке в предстоящих выборах, стоит обратить внимание на то, насколько возросло число посвященных будущему Европы, мрачных анализов, прогнозов и предсказаний. Из-за миграции над Европой собираются черные облака – утверждают грамотеи. Темные пророчества всегда были. Это привычный аккомпанемент европейской политики. Тревогу в сегодняшних предсказаниях вызывает то, что они по своей сути имеют математический характер. В них говорится о числах, о выраженных в цифрах изменениях, а числа всегда имеют вес, даже если речь идет о приблизительной оценке. Согласно прогнозам, доля мигрантов в лежащих западнее нас европейских странах будет расти ускоряющимися темпами. О Франции и Нидерландах я лучше вообще говорить не буду, но, например, число урожденных немцев в большинстве крупных германских городов сокращается. Ведь мигранты в первую очередь занимают большие города. Бавария, например, тратит на беженцев, миграцию и интеграцию больше денег, чем на государственный бюджет в области экономики, охраны окружающей среды и здравоохранения вместе взятых. Будучи в Вене я также слышал, что данные о записи в школу в нынешнем учебном году стали для всех сюрпризом: доля детей исламского вероисповедания среди поступивших в школу ребят сильно возросла. Это то будущее, которое уже стало там настоящим. Согласно информации НАТО – как видно, армия еще не допускает цензуры своих данных, – до 2020 года в Европу двинутся 60 миллионов человек. По всеобщему мнению, Африка будет представлять силу, которая превзойдет все ожидания. К 2050 году число ее жителей удвоится и достигнет 2,5 миллиардов человек, численность ее молодежи в 10 раз превысит численность, ожидаемую в Европе. Перед Африкой стоят две возможности. Одна из них состоит в том, что ей удастся повторить повергшее весь мир в изумление бравурное достижение, продемонстрированное в Азии Китаем, Индией, Индонезией или Вьетнамом, которые различными способами, но с поразительной скоростью выбираются из нищеты, ставят свою экономику на рельсы роста и постепенно завоевывают ведущую роль в мировой экономике. Их успех напоминает нам о том, что не история формирует демографию, а демография – историю, и об этом уроке мы, венгры, как какие-то второгодники, тоже могли бы рассказать многое. Вторая возможность заключается в том, что Африка не сможет вступить на путь азиатского развития и окажется неспособной создать для молодых поколений достойные человека условия. Если этой насчитывающей несколько сотен миллионов молодой толпе позволят отправиться на север, Европа скоро окажется под ужасным гнетом. К тому же большинство мигрантов прибудет из мира ислама. Если всё произойдет именно так, в крупных городах Европы сформируется однозначное большинство мусульман, и Лондон будет не исключением, а первой ласточкой. В этом случае наша культура, идентичность и наши нации, как мы понимаем их сегодня, исчезнут с лица земли. Наши самые страшные сны станут явью. Запад падёт, и Европа даже не успеет оглянуться, как она будет оккупирована. Неужели правы те, кто считает, что цивилизации не гибнут, а становятся самоубийцами? Многие предсказывают, что всё это произойдет, только произойдет не скоро. По-моему, они ошибаются. Анализы распространяются до 2050 года, мои сверстники в тому времени достигнут 80-летнего возраста, и даже мы сможем собственными глазами увидеть, в каком направлении будет развиваться будущее нашего западного мира, не говоря уже о наших детях и внуках.

И здесь, дорогие Друзья, я должен остановиться и на спорах между Западной и Центральной Европой. По-видимому, развитие двух частей Европы пошло различными путями. Демократия, правовая государственность, рыночная экономика, разумеется, остаются общими, но основы, на которых всё это зиждется, будут во всё большей мере отличаться друг от друга. Сегодня политики еще не говорят об этом открыто, но видят это все. В Западной Европе старые большие европейские нации стали странами мигрантов. Преобразование культурных основ, сокращение численности населения с христианской культурой, завоевание крупных городов сторонниками ислама продвигаются вперед, и, честно говоря, я не вижу политических сил, которые хотели бы, могли бы остановить – horribile dictum: оттеснить назад – эти процессы. С точки зрения содержания моей речи сейчас неважно, стало ли это следствием слабости либеральных демократий, ответным ударом колониального и рабовладельческого прошлого или проявлением жадности и подрывных действий империй лиц, подобных Джорджу Соросу. Факт остаётся фактом. В чем бы ни состояла причина, Западная Европа стала зоной мигрантов, миром со смешанным населением и идет к отличному от Центральной Европы, совершенно новому по типу развития будущему. Для нас это плохая новость. Это означает, что исламская цивилизация, которая во все времена считала своим призванием обращение Европы в правую – с ее точки зрения – веру, в будущем будет стучаться в двери Центральной Европы не только с юга, но и с запада. Благодаря возведению стены, юридической и физической защите границ, беспримерной деятельности нашей полиции и руководству Шандора Пинтера мы успешно защитили свои южные границы, не позволили миру ислама затопить нас с юга. В этом направлении мы являемся последней страной латинского, то есть западного христианства. Мы твердо стоим на ногах, наши оборонительные линии способны задержать даже самый большой поток беженцев. К тому же православное христианство тоже отчаянно и успешно сражается в тылу – мы должны выразить свое признание Сербии, Румынии и Болгарии.

Хотя это и кажется абсурдом, сегодня опасность грозит нам с запада. Эту опасность принесли нам брюссельские, берлинские и парижские политики. Они хотят, чтобы мы присоединились к их политике, той политике, которая превратила их страны в страны мигрантов и открыла дорогу к падению христианской культуры, к распространению ислама. Они хотят, чтобы мы тоже приняли мигрантов и стали страной со смешанным населением. Раньше они говорили, что мы должны сделать это потому, что чужой мир интересен, смешанное население обладает лучшими способностями, и истинный европеец не должен защищать такие старомодные, средневековые понятия, как родина и религия. Сейчас эти голоса, быть может, звучат тише, теперь модно ссылаться на то, что мы должны стать похожими на них из солидарности. Мы должны решительно заявить, что мы солидарны с теми жителями и руководителями Западной Европы, которые хотят спасти свою страну и христианскую культуру, а не с теми, кто намерен перешагнуть через них. Мы никогда не будем солидарны с теми европейскими руководителями, которые хотят ввести Европу в постхристианскую и постнациональную эпоху.

Уважаемые Дамы и Господа!

Мы должны ясно и однозначно заявить, что мы не считаем свою борьбу безнадежной, напротив, мы уверены в том, что у нас есть реальные шансы на победу. Страны Вышеградской четверки тверды, ортодоксия держится, хорваты, кажется, тоже взялись за ум, Австрия именно сейчас берёт курс на патриотизм и христианство, в Баварии под руководством Христианско-социального союза создано духовное и политическое сопротивление, быть может, еще не слишком поздно. И мы ждем, с нетерпением ждем результатов выборов в Италии и поворота, который обеспечит господство трезвого ума, итальянского национального и культурного самосознания и Сильвио Берлускони. Forza, Italia!

А теперь вспомним о тех европейских политиках, наших коллегах, которые в последние годы попытались укусить нас, но, в конечном итоге, сломали о нас свои зубы. Их краткий перечень: австрийские канцлеры Файман и Керн, итальянский премьер-министр Ренци, бесславный премьер-министр хорватов Миланович и, конечно, Мартин Шульц, который маниакально стремился стать всем, но, в конечном итоге, стал ничем. Насколько я вижу, список еще не закрыт, есть в нем несколько незаполненных мест.

Уважаемые Дамы и Господа!

Всё это обнадеживает. В конце концов, приятно видеть, что человек трудится не зря, однако ситуация не содержит причин для надежды. Противостоящие силы, сеть Джорджа Сороса и закупленных им международных бюрократов еще отнюдь не сдались. Кое-кто еще чувствует запах денег, видит деловые возможности, кроющиеся в ослаблении Европы и, вместе с ней, евро, кто не хочет потерять полученное от глобалистской элиты служебное положение и жалованье, и сюда же относится часть европейской идеологической интеллигенции, которая неустанно ставит эксперименты по преобразованию Европы. Развитым экземпляром представителей этой части интеллигенции является тот венгерский активист организации Сороса, который заявил, что к нам практически отовсюду прибывают те, кто лучше, чем отечественное население. Сначала я не понял, почему кто-либо говорит такие явные глупости, ведь очевидно, что мы, венгры, являемся более квалифицированными, образованными и трудоспособными людьми, чем мигранты. Это не вызывает сомнений. Потом на днях один из главных идеологов сети Сороса, комиссар Совета Европы по правам человека проговорился, что уже несколько лет назад была тайно принята программа выращивания подобного Соросу типа человека, носящего, по их скромному выражению, название – если мне удастся его произнести – «homo Sorosensus», что по-венгерски означает: человеческий тип Сороса. И я понял, что если смотреть с той стороны, мы, аборигены, имеющие собственную родину, собственную культуру, собственную религию, от которых мы к тому же ни в коем случае не хотим отказываться, с точки зрения «соросов» являемся безнадежными, не поддающимися преобразованию индивидуумами. С их точки зрения мигранты – это действительно более приемлемый исходный материал. Тот факт, что среди нас прекрасно живут и те, кто старается привести этот план в исполнение, свидетельствует о великодушии и глубокой толерантности венгерского народа.

Мы, однако, не собираемся терпеть это сложа руки. Мы не бараны, которые молча стоят и ждут свершения своей судьбы. Мы, разумеется, будем бороться и, если понадобится, применять все более мощное юридическое оружие. Первый шаг – это законопроект «Стоп Сорос!». Для того, чтобы заниматься вопросами миграции и мигрантов, потребуется разрешение национальной службы безопасности, часть зарубежной субсидии, предназначенной для поддерживающих мигрантов неправительственных организаций, лжегражданских лиц, мы будем перенаправлять на защиту границ, предпишем полное финансовое просвечивание, а тех, кто не откажется от своих опасных планов, просто вышлем из страны – какими бы богатыми или влиятельными они ни были. И мы будем бороться и на международной арене. Завтра я передам премьер-министру Болгарии, возглавляющему в настоящее время Совет Европы, европейский законопроект, который может решить вопрос герметичной защиты европейских границ. Важна именно защита границ, а не обязательная квота. Ведь если мы закроем границы, никто не сможет проникнуть в страну без разрешения, тогда и распределять будет некого. А если кто-то разрешает въезд мигрантов в страну, он сам должен содержать их, заботиться о них. И я должен обратить Ваше внимание и на то, что уж совершенно недопустимо, чтобы кто-то отбирал самых лучших из них, а остальных отправлял сюда.

Хочу обратить Ваше внимание и на то, что в последнее время открылась новая арена для споров. У Организации Объединенных Наций – ООН – зародилась идея создать до конца года международное соглашение о миграции. Проект договора был предложен для обсуждения. Соединенные Штаты Америки уже покинули стол для переговоров, считая, что проект поддерживает миграцию и направлен против защиты границ. Мы обладаем большей уверенностью в своих силах, поэтому решили, что пока что останемся за столом переговоров и изменим текст подготавливаемого договора. Что планирует ООН? Это отличная задача для нашего друга Петера Сийярто. Что входит в планы ООН? По мнению ООН, мы должны согласиться с тем, что миграция и содействие ей благоприятным образом влияют на экономический рост и благосостояние. Если смотреть из Европы, это явная глупость, как если бы кто-то заявил, что эпидемия гриппа благоприятна, так как благотворно действует на здоровье и самочувствие людей. По утверждению ООН, необходимо создать безопасные и отрегулированные миграционные маршруты, ООН считает, что каждый европеец обязан помогать прибывающим в его страну мигрантам осесть там и получить работу.

Уважаемые Дамы и Господа!

Мы понимаем, что около 80 процентов стран-членов ООН составляют страны, скорее пополняющие поток мигрантов, но мы создали Организацию Объединенных Наций не для того, чтобы она выступала против нас и вынуждала нас к действиям, которые погубят нашу страну. Организация Объединенных Наций заявила также, что необходимо ликвидировать юридические и физические преграды, которые препятствуют переходу мигрантов через границы. Здесь мы должны насторожиться, речь идет о стене, эти слова адресованы именно нам. Интересным образом такие предложения высказываются чаще всего теми людьми, которые пользуются услугами телохранителей, ездят в бронированных автомобилях, обносят свои дома высокими заборами, и их круглосуточно охраняет система безопасности. Мы могли бы предложить им сначала убрать ворота, снести заборы и уволить охранников. Предлагаем им продолжить переговоры, если эксперимент удался, и они всё еще живы. Если же эксперимент не удастся, мы охотно предоставим им статус беженцев в Венгрии.

Уважаемые Дамы и Господа!

Всё это очевидный и полный абсурд. Непонятно, почему нас считают круглыми дураками, которые примут это предложение и выполнят его. Мы должны прямо сказать, что Венгрия – не страна сумасшедших. Мы понимаем, что организации Джорджа Сороса обосновались не только в Брюсселе и Будапеште, но и в Нью-Йорке, в ООН. Мы понимаем, что они жертвуют массу денег на признание миграции в мировом масштабе. Мы видим, что Сорос рассорился не только с нами, но и с англичанами, президентом Трампом и израильцами, и тема споров повсюду одна и та же: принятие миграции и мигрантов. Но этому не бывать. Мы не одиноки и совместно будем бороться за то, чтобы обуздать представленный в Брюсселе и в ООН план Сороса, затем остановить его, и я убежден в том, что если у нас будет достаточно союзников – а они у нас есть, – эта борьба завершится успехом.

Уважаемые Дамы и Господа!

Наконец, позвольте мне сказать пару слов о том, что вчера началась предвыборная кампания. В связи со вчерашним открытием предвыборной кампании оппозиции мне вспомнилось моё старое наблюдение: если идет кампания, действительность молчит. Будем же сохранять спокойствие и говорить прямо и здесь. Сегодня наши политические противники находятся в Венгрии в безнадежном положении. Они не поняли глас времени. Они не примкнули к нам и не встали рядом со страной при решении важнейших вопросов. Они не поддерживали нас во время возведения стены, не участвовали в референдуме об обязательной квоте. Они не оказали нам поддержки при внесении изменений в конституцию. Они отрицали миграцию, отрицали обязательную квоту и план Сороса. Люди видят и знают это. Именно этим объясняется безнадежное положение оппозиции в сегодняшней Венгрии. От Де Голля мы знаем, что безнадежность порождает ненависть. Ненавистью дышит каждая фраза оппозиционных партий. Думаю, будут проявления подлости, перехода на личности и ханжества, но мы должны помнить, что для нас выборы – это праздник. Миллионы венгров ждали, чтобы после коммунистического притеснения и советской оккупации они, наконец, смогли участвовать в свободных выборах. Не дадим испортить наш праздник! Сохраним хорошее настроение, чувство юмора и самоиронии, красоту совместного решения. Ненависть не возвышает, а принижает. Как в известном анекдоте: человек прыгает с пятидесятого этажа и во время падения успокаивает себя: пока всё в порядке, пока всё в порядке… Через пятьдесят дней мы придем к финишу: кто на пятидесятый, кто на первый этаж. Итак, вперед к приключениям!

Вперед, Венгрия, вперед, венгры!

Источник: http://www.kormany.hu