ПРОГНОЗЫ 2018: АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН И ЮЖНАЯ АЗИЯ

20:15, 8 ianuarie 2018 | Actual | 1081 vizualizări | Nu există niciun comentariu | Autor:

Прогнозы по странам Азиатско-Тихоокеанского региона и Южной Азии (итоги 2017 года подробно изложены здесь).

Северная и Южная Корея: Нарастание напряжённости вокруг КНДР

Нарастание  напряжённости вокруг Северной Кореи продолжится в 2018 году. Ни Пхеньян, ни Вашингтон не могут пойти на попятную из воинственной риторики каждой стороны и сделанных за предшествовавший год публичных заявлений. На Дальнем Востоке тот из них, кто пойдёт на уступки первым, будет восприниматься как „потерявший лицо”, что негативным образом скажется на престиже этой стороны.

С одной стороны, это повышает роль в регионе России и Китая как возможных посредников, которые могут извлечь выгоду из того тупика, куда сами себя завели Соединённые Штаты, предложив им выгодное для себя решение деэскалации проблемы без потери лица со стороны США и КНДР. С другой, без наличия таких программ или в случае их неудачи риск военного конфликта (даже  в силу простой случайности, а в момент наивысшего напряжения нервов это не исключено), возрастёт.

Возможность начала войны будет определяться балансом между реальными шансами КНДР нанести ответный удар с нанесением непоправимого урона США и союзникам (причём чем больше будет проходить время, тем больше будут эти шансы), и шансами для США ликвидировать противника, не поддающегося на уговоры и давление. Олимпиада в Южнокорейском Пхенчхане даёт ещё больше времени для КНДР на совершенствование своих оборонных технологий.

С точки зрения неоконов, ликвидировать КНДР следовало много ранее, когда она ещё не создала межконтинентальные ракеты, способные достичь территории США. Тогда был бы уничтожен источник угрозы американскому могуществу, и Вашингтон бы продемонстрировал, что  будет с теми, кто смеет бросить ему вызов. Но этого не произошло (возможно из-за того, что в администрации Трампа неоконы решают не все, и поддерживается постоянный баланс между бэннонитами и неоконсерваторами), и Пхеньян получил критически важные технологии.

Китай

В Китае в 2018 году продолжатся тенденции, заложенные ранее командой Си Цзиньпина. Процесс усиления его личной власти продолжится. Продолжатся частые контакты российского и китайского лидеров. Возможно более активное вовлечение КНР в решение сирийского кризиса и процесс восстановления Сирии.

В военной политической области Китай продолжит усиление в районе Южно-китайского моря, пользуясь тем, что внимание США привлечено к Северной Корее.

КНР не заинтересован в смене режима в КНДР или физическом уничтожении государства, представляющего собой воинственный буфер, отделяющий Китай от американских баз и войск в Южной Корее. Поэтому Китай никогда не откажется от теневой поддержки Северной Кореи и не пойдёт на меры, означающие полное и окончательное экономической удушение Пхеньяна.

Учитывая относительную мягкость и настроенность южнокорейского лидера Мун Чже Ина на диалог с Пекином, стоит ожидать, что КНР попытается использовать и этот фактор.

В области военного строительства, Китай продолжит масштабные программы, в первую очередь создание современного океанского флота. Возможно открытие новых китайских военных баз или пунктов материально-технического обслуживания в Мьянме, Бангладеше, Пакистане.

Япония

Что касается Японии, то поскольку теперь Синдзо Абэ располагает необходимым числом депутатов в обеих палатах парламента, то он может инициировать референдум об изменении 9-й статьи конституции. Кроме того, по этому вопросу теоретически его могут поддержать сторонники Киикэ. Стоит ожидать, что такой референдум пройдёт уже в 2018 году.

Исходя из такой перспективы, Абэ было бы выгодно максимальное нагнетание напряжённости вокруг КНДР, чтобы использовать страх перед северокорейским военным потенциалом в качестве стимула, чтобы японцы голосовали в нужном ему ключе. Кроме того, логично было бы провести референдум, пока этот страх находится на пике.

В отношениях с Россией Абэ продолжит политику сотрудничества по Курилам и подчёркивание своих личных связей с Путиным, но учитывая чёткую проамериканскую политику Токио, готовность размещать элементы системы ПРО и дополнительные контингенты американских военнослужащих, Россия не допустит, чтобы диалог зашёл дальше ряда сфер экономического сотрудничества в конкретном регионе.

Проамериканская политика Японии продолжится. В качестве противовеса КНР, Япония постарается использовать не только США, но и Индию, а также побороться с Китаем на поле инвестиционной активности в Африке и ряде стран региона, например, на Филиппинах.

Камбоджа

В 2018 году политика сближения Камбоджи с Китаем продолжится. Россия также будет интересна руководству страны, в первую очередь в качестве поставщика оружия. Западные санкции также будут подталкивать Камбоджу к поиску новых рынков, одним из которых может стать Россия.

Прозападная оппозиция может дать бой, но не в легальном поле, так как главная оппозиционная партия распущена и не сможет принять участия в выборах. Возможно, что попытаются дестабилизировать ситуацию в преддверии выборов путём разжигания массовых протестов и антивьетнамских погромов в Камбодже.

С другой стороны одновременно прозападный и антикитайский и антивьетнамский характер оппозиции и нацеленность режима Хун Сена на диалог с Россией и США делают Камбоджу уникальной страной, где интересы Вьетнама, Китая и России согласуются, что может положительно сказаться на стабилизации всего региона и выстраивание антиамериканской политики в Юго-Восточной Азии.

Мьянма

В Мьянме продолжатся проблемы с рохинья и историей о геноциде. Проблема демографического давления Бангладеш на соседей в том числе на Мьянму и Индию сохранится, а значит эта проблема не может быть решена в принципе. Индия и Китая будут соперничать за Мьянму предлагая инфраструктурные проекты. Тем не менее, учитывая критику Запада и альянс Индии с США, Мьянма, балансируя между Пекином и Дели, в области экономики в политической сфере будет ближе к Китаю. Сохранятся и устойчивые связи страны с Россией в области закупок вооружений.

Вьетнам, Лаос, Таиланд

На осень 2018 года намечены долго откладывавшиеся всеобщие выборы в Таиланде. Военные обещают, что не будут проводить очередного переворота после новых выборов. Изменения избирательного законодательства, проведённые в 2017 г. и новая конституция призваны ослабить позиции партии „Пхыа Тхаи” и т.н. „краснорубашечников”, политических сил, ориентирующихся на проживающего в Черногории бывшего премьер-министра Таксина Чинавата, обвиняемого в коррупции, и свергнутого военной хунтой в 2006 году. Его сестра Йинглак Чиннават была премьер-министром с 2011 по 2014 гг., и тоже была смещена военными.  Сейчас она находится в Дубаи, хотя и была приговорена в августе 2017 г. заочно к 5 годам лишения свободы

В ноябре 2018 года состоится символически важная церемония кремации короля Рамы IX, в этом же году должна пройти официальная церемония коронации Рамы X.

Во Вьетнаме и Лаосе в 2018 году не ожидается значительных изменений.

Бруней, Малайзия, Сингапур и Индонезия

В 2018 году не ожидается серьёзных политических изменений в Брунее, Малайзии, Сингапуре и Индонезии. В целом после разгрома ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации) в Сирии стоит ожидать активизации террористической активности в АТР, в первую очередь, в малайских странах и на Филиппинах.

Филиппины

На Филиппинах в 2018 г. ожидается продолжение „тренда Дутерте”: отстрел наркоманов и наркоторговцев, подавление местного исламистского подполья, чреватое попытками исламистов взять реванш. Отказ от окончательного выхода из-под влияния США и половинчатая политика в отношении коммунистических партизан, могут привести к возобновлению их военной активности, в первую очередь, речь идёт о „Новой народной армии” Коммунистической партии Филиппин Хосе Марии Сисона, диалог с которой застопорился в 2017 году, особенно на фоне введения военного положения на юге страны.

В области внешней политики стоит ожидать уже конкретных военно-технических контрактов с Россией и Китаем. При этом Манила сохранит дружеские отношения с Вашингтоном.

Австралия и Новая Зеландия

В 2018 году стоит ожидать продолжение усиления антикитайских настроений в Австралии. Вероятно, „квадритераль”, направленная также против КНР, получит какое-то институциональное воплощение. Как минимум стоит ожидать интенсификации военных учений в четырёхугольнике США-Австралия-Индия-Япония. В Новой Зеландии серьёзных изменений, которые окажут существенное влияние на мировую и региональную политику, не предвидится.

Индия

В 2018 году обозначится дальнейший дрейф Индии в сторону США, хотя формальное членство в БРИКС и ШОС она сохранит. Более того, продолжит развивать связи с Россией. Однако пунктами, где столкнутся интересы Индии и Китая, станут Пакистан и Бангладеш, где в следующем году пройдут парламентские выборы, и возможна смена власти.

Новая стратегия национальной безопасности США утверждает необходимость углубления стратегического партнёрства с Индией и даже закрепляет за последней место ведущей державы в Индийском океане.

Если Россия будет следовать логике приоритетного сближения с мусульманскими странами, то Индия, при сохранении существующего уровня связей, будет являться менее приоритетным партнёром, чем Пакистан.

Пакистан и Бангладеш

Главной проблемой для обеих мусульманских стран Южной Азии в 2018 году станет проведение парламентских выборов. В Бангладеш они могут пройти в крайне напряжённой обстановке, но бойкот националистов – явление не новое, и органы власти, и правящая партия знают, как действовать в такой ситуации. В Пакистане же минувший год показал, что общество достаточно легко поддаётся на разные провокации, что чревато массовыми выступлениями по типу цветной революции. В стране велика террористическая угроза и в силовых структурах, особенно влиятельной Межведомственной разведке хватает лиц, ранее активно работавших с США и монархиями Персидского Залива с одной стороны и террористическим и радикальными группировками с другой, которые могут начать целенаправленную дестабилизацию ключевой для реализации китайского проекта „Один пояс, один путь” страны.

Хотя большинство на следующих выборах по опросам должна получить правящая „Пакистанская мусульманская лига” Наваза Шарифа, остаётся вероятность, что идущее на втором месте „Движение справедливости” может быть использовано для дестабилизации обстановки в стране по типу „цветной революции” в связке с имеющей выход на Запад „Пакистанской народной партией”, контролируемой сыном Беназир Бхутто Билалом Зардари.

Очень многое будет зависеть от того, какую позицию займут военные.

Источник: geopolitica.ru