Игорь Додон, Президент Молдовы: Я выступаю за рациональный протекционизм и сохранение традиционных ценностей

22:48, 15 februarie 2018 | Actual | 1138 vizualizări | Nu există niciun comentariu | Autor:

Эксклюзивное интервью президента Республики Молдова Игоря Додона порталу flux.md. Беседовал Геннадий Вакуловски.

FLUX: Господин президент, после президентских выборов, в которых вы одержали сокрушительную победу, прошло уже более года. За истекший период Вы проявили себя как глава государства, приверженный доктрине суверенизма. Эта доктрина все более набирает силу в Западной Европе в условиях, когда суверенитет государств терпит все большие притеснения. Какие факторы, по вашему мнению, наносят ущерб суверенитет нашей страны?

Игорь Додон: Это очень непростой вопрос. Здесь существует влияние множества факторов – как внутренних, так и внешних. И если одни зависят от нас, то другие определяются региональной и мировой геополитикой. Но говоря о суверенитете, как вы справедливо отметили, я, с одной стороны, приверженец политики, направленной на сохранение национальных ценностей, национальных традиций, что входит в противоречие с глобализмом, становящимся все более агрессивным на мировом уровне. С другой стороны, я – сторонник экономического протекционизма в том, что касается внутреннего рынка. По меньшей мере, для двух первых базовых элементов – национальных ценностей, нашей национальной специфики, которые характеризуют нас, как гражданскую нацию, как государство и граждан, – для их сохранения надо сделать все возможное. Одновременно, нам необходим разумный протекционизм, чтобы иметь возможность решать свои внутренние экономические проблемы, будь то хоть создание рабочих мест, хоть все остальное.

FLUX: Каким образом в контексте глобализации Республика Молдова могла бы избежать колонии более мощных держав?

Игорь Додон: Маленькие страны всегда под угрозой. Крупные игроки всегда пытаются подмять их под себя. Это случалось часто со многими странами. Едва власть предержащие маленьких стран соблазняются некими привлекательными преференциями, в том числе, экономическими, которые им сулят большие геополитические силы, они жертвуют целым народом, и мы становимся заложниками прозападной или провосточной политики. Сохранять баланс очень трудно. Откровенно говоря, Республике Молдова на различных этапах не удавалось удерживать этот баланс. В 90-е годы в нашем желании двигаться преимущественно на Запад, мы многое переняли от Запада, включая советы, и разрушили то, что оставалось от Советского Союза, собственно, то, что оставалось хорошего. Я имею в виду инфраструктуру.

В последнее время вновь прослеживается желание угождать европейцам или американцам. Это для нас очень опасно. Республика Молдова может выжить, только если будет иметь хорошие отношения как с Востоком, так и с Западом. Возможно это или нет, особенно, в контексте глобализма? Сложно, но, я считаю, возможно. Разумеется, чтобы обеспечить себе подобный статус, помимо исходного намерения, нам нужна политическая воля руководства и стремление общества внутри страны. А у нас тут проблема: общество разделено – одни приверженцы Запада,  другие – Востока. Когда мы поймем, что нужно быть не за кого-то, а за Молдову, это станет первым шагом.

Второй важный шаг – консенсус между геополитическими силами. Подобный достигнутому, когда была образована Швейцария, как нейтральное государство между весьма сильными в то время империями: Германская Империя, Франция, Италия… Тогда великие державы решили, что существует такая территория, где часть жителей говорит по-французски, язык другой части населения наиболее близок итальянскому, третья часть использует диалект немецкого. Могущественные империи решили за этой страной, названной в истории «лимитрофным государством» в лучшем смысле слова, закрепить нейтральный статус по отношению к ним, – и не стремиться выдергивать их него по куску.

Так, Республика Молдова имеет шанс стать второй Швейцарией, если мы, в первую очередь, внутри страны придем к национальному, социальному консенсусу по этому вопросу. И второй момент, очень важный: если внешние силы откажутся от намерений и попыток подчинять нас себе. Не надо, чтобы Европейский Союз обязательно подминал нас под себя, не надо, чтобы Россия тянула нас в свою сторону. Потому что при подобном раскладе такая страна, как Молдова, разорвется на части. Это произошло в случае Украины. Большая ошибка геополитических сил идти по принципу «или, или» – или с нами, или против нас. Для таких стран, как Молдова, Украина и ряда других, подобный подход со стороны партнеров и геополитических игроков неприемлем, поскольку в том случае, когда давишь слишком сильно, последствия известны. Вы видели, что творится с Украиной. Подобные риски касаются и Молдовы. Я считаю, – и об этом я беседовал как с представителями Запада, так и Востока, не единожды в течение прошлого года с господином Путиным, с еврочиновниками из Брюсселя, с госпожой Могерини – и этот  подход все чаще находит понимание у наших внешних партнеров.

FLUX: Может ли Молдова повлиять на крупных игроков для достижения подобного консенсуса? Бесспорно, мы не в силах склонить их к этому на сто процентов, но можем ли мы сыграть сколько-нибудь значимую роль? Какой могла бы стать эта роль?

Игорь Додон: Мы обязаны сделать все возможное, чтобы их убедить. Мы имеем ввиду несколько ведущих сил: Российская Федерация, Европейский Союз (с особо значимой позицией Германии в ЕС), Соединенные Штаты Америки, которые, находясь дальше территориально, обладают здесь, однако, большим влиянием, особенно, на происходящее в Румынии, которая очень значима в региональном контексте. Я считаю, нашей стратегической целью должно стать то, чтобы в текущей повестке дня Молдова предстала перед этими крупными силами как место, где можно достичь регионального геополитического компромисса. Я считаю, необходимость регионального компромисса очевидна и будет становиться все более очевидной в ближайшее время.

В Российской Федерации завершатся президентские выборы, и, я твердо убежден, Российская Федерация и Соединенные Штаты найдут точки соприкосновения в этом регионе. Да, у них есть общая повестка дня и в других частях мира. Но в этом регионе будет нужна и общая повестка дня, и общая история успеха. На протяжении прошедшего года моей целью было донести это до представителей Германии, Российской Федерации, Брюсселя, Соединенных Штатов, объяснить им, что здесь есть та точка, где можно достичь успеха для каждого из вас. Вы можете прийти сюда с историей успеха, которая будет принадлежать всем, а не одному, которая может стать в будущем примером решения подобных проблем. Скажу вам честно, я оптимист относительно того, что будет после завершения всех электоральных процессов в нынешнем году, у нас, в Российской Федерации, в Соединенных Штатах с их промежуточными выборами в Конгресс. Надеюсь, по окончании этих процессов 2019 год станет годом компромиссов, а Молдова войдет в повестку дня главенствующих сил. В последнее время мы в их повестке дня не значились. По крайней мере, не на первой странице.

FLUX: Некоторые поборники прозападного курса причислили вас к пророссийским политикам. С другой стороны, я внимательно следил за вашим участием в конференции 15 декабря 2017 года, посвященной альтернативам финансовому капитализму, где вы, фактически, отстаивали свою позицию как сторонник концепции Большой Европы «от Лиссабона до Владивостока», называемой рядом авторов «осью Париж-Берлин-Москва». Какую роль может играть Республика Молдова в этой концепции, которая, как мы знаем, подрывается определенными силами, расположенными далеко от Евроазиатского континента?

Игорь Додон: Молдова – маленькая страна, но будет играть ключевую роль. И если мы будем мудры, мы можем стать мостом, который от Лиссабона протянется далее. На нас никто не обращает внимания, а мы могли бы стать примером, точкой, где найдут взаимопонимание крупные державы, как я сказал ранее. Если у нас не будет осмысленного понимания и воли к этому, страна разлетится на части. Те, кто пытается позиционировать меня в качестве пророссийского политика, – это как раз те, кто не желает, чтобы мы нашли такой консенсус. Ведь куда проще сказать: смотрите, мол, есть прорусские и есть проевропейцы. И дальше разделить общество. Я говорю откровенно и осознаю данный факт все больше и больше. Признаю, возможно, и я был слишком категоричен в определенных вещах, но я все больше осознаю, что Молдова нуждается в сбалансированности во внешней политике. И если мы найдем в себе способность, политическую зрелость и здравомыслие, чтобы обеспечить его изнутри, тогда роль Молдовы будет определяющей в создании данной оси. (Париж-Берлин-Москва. Прим. ред.)

FLUX: Государства Вишеградской группы в последнее время продвигают собственную политику касательно отношений с Брюсселем, который пытается, в противовес, посредством своей бюрократии подорвать их суверенитет. По крайней мере, по утверждению тамошних политиков. И это им удается. Не считаете ли вы, как глава государства, что следовало бы усилить диалог с руководителями данных стран?

Игорь Додон: Согласен, и мы уже сейчас, и в предшествующем году осуществили ряд контактов в этом направлении. В прошлом году я встречался с премьер-министром Венгрии, господином Виктором Орбаном. Мы провели очень хорошую беседу, и я заключил, что у нас общие позиции по очень многим аспектам региональной  политики. Меня это обрадовало. Он принадлежит к семье правых партий Европейского союза, я – политик левого направления, но в подавляющем большинстве вопросов, как, скажем, проблема мигрантов, равновесие в отношениях с Россией и Западом, мы нашли точки соприкосновения. На текущий год я смотрю с оптимизмом: состоится встреча с президентом Чехии. Я передал ему поздравления ко дню рождения. В ближайшее время ожидается определение места встречи – в Кишиневе или в Чехии. В прошлом году я контактировал с руководством Болгарии. Госпожа вице-президент Болгарии побывала в Кишиневе, и в этом году, я думаю, состоится встреча с президентом Болгарии, который, кстати, тоже социалист. С остальными также будем укреплять контакты.

FLUX: Возвращаясь к внутренней повестке дня, экономическому протекционизму и экономическому суверенитету, хочу задать вопрос относительно сельскохозяйственных земель. Венгрия посредством референдума в полном объеме закрепила за венгерскими гражданами эксклюзивное право на владение сельхозугодиями. Может быть, и Республике Молдова стоило бы защитить себя подобно Венгрии?

Игорь Додон: В этом вопросе моя позиция так же категорична. Посмотрите, что произошло в Румынии, в других странах, где припугнули к чрезмерно либеральному подходу в данном деле. Практически, сельхозугодия являются, по большей части, собственностью иностранных граждан или иностранных корпораций, которые не всегда заинтересованы в развитии сельского хозяйства. В определенных случаях, они более заинтересованы в разрушении сельского хозяйства с целью войти на рынок с собственной продукцией, изготовленной в других странах. И это трагедия для страны, для государства, поскольку земли находятся в руках иностранцев, сельское хозяйство разрушено, остается без рабочей силы, а рынок заполнен сельхозпродукцией из других стран. Недавно я читал анализ из Румынии о миллиардах евро, которые там тратят на импортные пищевые продукты, какие раньше производили сами. Посмотрите, что случилось в Болгарии: по меньшей мере, половина ее собственной продукции, после того, как страна стала членом ЕС и либерализировала все и вся, практически исчезла. Таким образом, в данном вопросе Венгрия – наглядный и положительный пример. Безусловно, в Республике Молдова подобную практику следует ограничить, поскольку, на сегодняшний момент, различными путями дело идет к тому, что иностранные граждане вступают во владения сельскохозяйственными участками. Это очень опасно.

FLUX: Недавно вы встречались с председателем Международной Организации Семей Брайаном Брауном. Вы решили организовать в сентябре этого года Всемирный Конгресс Семей в Кишиневе. Что вас побудило к подобной инициативе? Хотелось бы спросить, являетесь ли вы сторонником убеждения, что в данное время семья подвергается атакам, не имевшим прецедентов в истории?

Игорь Додон: Когда государство сильно? Как правило, я начинаю ответ на данный вопрос с этого. Существует масса философских и риторических ответов. Одни говорят, что государство сильно, когда сильна его армия. Однако есть сильные государства, где нет армии или нет слишком большой армии и нет никаких ядерных вооружений. Государство сильно тогда, когда у него, в первую очередь, есть история, сплоченный народ, общество, которое придерживается своих ценностей. Это и есть сильное государство. Такое государство трудно разрушить извне. В Республике Молдова более 98% населения – православные христиане. В Республике Молдове являются нормальными, традиционными существование добрых семейных отношений. У нас всегда говорилось, что семья – базовая ячейка общества. И посмотрите на происходящее. Куда наши оппоненты – оппоненты государственности – бьют чаще всего в последние годы? Они бьют по истории, по религии и по нашим традициям, по семье. Они приходят с историей других государств, выходят с попытками опорочить Молдавскую Церковь, с регистрацией сексуальных меньшинств. По моему мнению, если мы такое допустим, разрушится государственность, столпы, на которых держится наше государство. Именно из этих соображений в последние годы я выступал категорически против попыток наносить удары по этим ценностям. Я выходил с множеством инициатив, с действиями в защиту этих ценностей.

В этом году, когда появилась возможность убедить наших внешних партнеров организовать в Кишиневе Всемирный Конгресс Семьи, я воспользовался данным случаем. Два года назад, в 2016, я был в Тбилиси, когда проходило подобное мероприятие. В прошлом году оно состоялось в Будапеште. Мне удалось перенести его к нам, удалось убедить Брайана Брауна. И, без  сомнения, в сентябре здесь будут представители десятков стран, не только православно-христианских, но и католических, которые ратуют за те же ценности. Я думаю, это огромный успех для нас.

Разумеется, до сентября мы осуществим и многие другие мероприятия. В мае, в обязательном порядке, надо провести фестиваль семьи на площади Великого Национального Собрания, и мы его проведем. Под патронажем Президента Республики Молдова состоится еще одно событие того же плана. Мы планируем и ряд мероприятий за пределами страны. Господин Брайан Браун пригласил меня в Соединенные Штаты для организации ряда круглых столов по названной тематике, и я воспользуюсь этой возможностью, приму приглашение и совершу поездку.

Мы, в Республике Молдова, должны понять, что мы сильны не армией, особо мощной, а нашими традициями, нашей культурой, нашей семьей. И это надо защищать.

FLUX: Вы позиционируете себя как защитник православия. Не считаете ли вы, что это может негативно сказаться на вашем имидже? Ведь в нашем обществе вошли в моду постоянные нападки на Церковь и ее служителей.

Игорь Додон: Мы должны руководствоваться тем, что чувствуем и во что верим. И мы не руководствуемся медийными кампаниями и пиаром, организованными нашими оппонентами, которые пытаются навязать нам свою повестку дня и ввести общество в заблуждение. Все, что, как вы говорите, у нас в моде, это оплаченные кампании, искусственные кампании, преследующие цель заставить часть общества поверить в подобное. Разумеется, это очень опасно. Но у меня и в мыслях нет отступиться, из-за того, что кто-то в телевизоре сказал, мол, эдак оно красивее, или кто-то из молодежи, к сожалению, стал жертвой определенных спекуляций. Я твердо уверен, что большинство граждан придерживаются таких же позиций, и останусь с ними.

FLUX: Сможет ли концепция Большой Европы, как и ваши убеждения, направленные на сохранение традиционных ценностей, проявиться с больше силой после предстоящих скоро Республике Молдова парламентских выборов? Есть ли шанс на формирование парламентского большинства, которое поддержит такую повестку дня?

Игорь Додон: Многое зависит, в первую очередь, от нас, но также и от геополитического контекста. Если внешние силы в своей общей повестке дня, которая точно оформится к концу текущего года, согласятся не тянуть Молдову в одну или другую сторону, оставить ее нейтральным государством, дружественным как с одними, так и с другими, тогда будет проще. Поскольку то, что будет происходить в следующем году, зависит и от геополитических задач ведущих игроков в этом регионе.

Я не собираюсь идти на уступки. Разумеется, это не просто. Нападки довольно мощные. Вы сами видите информационные кампании со стороны Запада, которые направлены против меня. Те, кто стоит за этими кампаниями, видят угрозу именно в этом: в проявлении антиглобалисткой позиции. Я это открыто сказал и в прошлом году на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Я – за то, чтобы мы защищали наши ценности, и за то, чтобы мы всегда были сосредоточены на наших национальных интересах. Не Вашингтону, Брюсселю или Москве следует диктовать нам повестку дня. Мы должны руководствоваться нашими национальными интересами во всем, что делаем. Если для Республики Молдова благоприятно иметь безвизовый режим с Европой для наших граждан, тогда надо его иметь. Нам подходит евразийский рынок и статус наблюдателя – есть меморандум, надо его подписать. Нам всегда следует иметь собственную повестку дня, которую нам никто не должен диктовать, никто не должен нам говорить, что для нас было бы лучше.

К сожалению, в последние годы такого в Республике Молдова не было. Программная схема была привнесена из-за пределов страны, а правящие власти оказались не способны отстоять позиции. Потому что, с одной стороны, они боялись, подвергались шантажу из-за своих активов на Западе, с другой стороны, не обладали волей, силой, стойкостью.  И если им что-то говорил Международный Валютный Фонд, например, «поступайте так, увеличивайте пенсионный возраст», они это делали. «Откройте рынок для сельскохозяйственных продуктов из Европы» – теперь мы импортируем мясо из Европы, импортируем почти всю молочную продукцию из Украины. К чему мы придем с такой тактикой? Поэтому, отвечая на ваш вопрос, я считаю, что это реально. Очень многое зависит от нас. И не намерен идти на уступки, но многое зависит от политической конъюнктуры, которая сложится по итогам этого года, и, особенно, от начала следующего года.

FLUX: Данное интервью будет опубликовано порталом FLUX.MD одновременно на четырех языках и вслед за этим передано нашими медиа-партнерам из Западной Европы и из России. Исходя из этого, с чем вы хотели бы обратиться к нашим иностранным читателям?

Игорь Додон: В первую очередь, я хотел бы всех пригласить в Республику Молдова. Невзирая на все геополитические столкновения в регионе, Республика Молдова – прекрасная страна. Я хочу выразить благодарность за оказанную поддержку. В последнее время я получаю множество сообщений, в том числе, в социальных сетях, где меня ободряют. Люди адресуют мне такой посыл: «Господин Додон, мы видим, что вы боретесь, и мы согласны с вашей позицией, даже если мы из Великобритании, из Германии, из Франции, из Соединенных Штатов. Мы считаем, что вы правы, когда говорите о защите семьи, о традиционных ценностях, о религии, об экономическом протекционизме».

Я хотел бы поблагодарить всех за эти сообщения и сказать, что мы не пойдем на уступки. Позицию, которую я выразил, которую мы сегодня обсуждали, поддерживает подавляющее большинство граждан Республики Молдова. Когда мы говорим о нейтралитете без НАТО, в Молдове за это выступает 65 – 70% населения. Когда мы говорим о нашей православной вере, это разделяют в Молдове более 90% жителей. Когда мы говорим о сохранении традиционных семейных ценностей, это поддерживает более 90%. Поэтому в Республике Молдова, вопреки всякому давлению и попыткам навязать нам чуждые стандарты и ценности, мы остаемся открытыми для всех и при этом очень патриотичными. И приглашаю вас приехать и увидеть и увидеть все своими глазами.

FLUX: Господин президент, благодарю Вас за это интервью