ЕВРОПЕЙСКИЕ ВЫБОРЫ 2019: ШАХМАТНАЯ ИГРА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ

12:02, 30 ianuarie 2019 | Actual | 287 vizualizări | Nu există niciun comentariu | Autor:
Как изменится расстановка сил в Европарламенте после 2019 года? Шахматная игра в Центральной Европе, активность Сальвини, позиции западноевропейских популистов, последствия Brexit и вопросы о венгерской правящей партии «Фидес» и чешской АНО (ANO).

Встреча вице-премьера Италии Маттео Сальвини с президентом польской партии «Право и справедливость» (PiS)Ярославом Качиньским; справа Рышард Легутко, глава делегации PiS в Европейском парламенте и сопредседатель группы «Европейские консерваторы и реформисты» (ЕКР).

Подпись: «Заместитель премьер-министра Сальвини: я бы поддержал появление итало-польской оси»

Новая европейская весна

Приняв венгерского премьера Виктора Орбана в Италии в августе 2018 года, министр МВД Италии Маттео Сальвини посетил Варшаву 9 января 2019 года, где он встретился с лидером правящей партии Ярославом Качиньским. Он сказал, что Италия и Польша будут „главными героями новой европейской весны”. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан охарактеризовал альянс между Италией и Польшей как «одно из крупнейших событий, которое может ознаменовать начало года».С другой стороны, другие комментаторы считают, что Сальвини пока «движется вслепую»в поисках политических альянсов на европейском уровне.

В то время как Маттео Сальвини встречался с лидерами PiS, Луиджи Ди Майо – важная фигура правительственной коалиции Италии, Движения 5 звезд – встретился с польским лидером народничества Павлом Кукизом, чтобы заключить соглашение насчет следующих европейских выборов. Вскоре после этого г-н Ди Майо выразил интерес к возможным политическим проявлениям „желтых жилетов”во Франции.

Эта встреча дает возможность проанализировать игры Европейского альянса за четыре месяца до европейских выборов [которые состоятся в мае 2019 – прим.ред.].

Выборы с высокими ставками?

Если и есть тема, в которой, как кажется, мнения самых разных политиков схожи, то это важность европейских выборов в мае 2019 года. По крайней мере, символически это столкновение двух главных тенденций: одну олицетворяет собой президент Франции Эммануэль Макрон, другую – премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.

Макрон и Орбан не преминули назвать друг друга представителями противоположных лагерей: в Братиславе Макрон назвал венгерских и польских правителей «фантазерами», которые «лгут своему народу», а в ходе итальянского визита Орбана к Сальвини в августе Макрон был охарактеризован как лидер политических сил, поддерживающих иммиграцию.

В сентябре 2018 года, приехав в Страсбург лично, чтобы поговорить о докладе Саргентини против Венгрии, Орбан еще раз напомнил о важности мая 2019 года: «Мы, венгры, готовы к европейским выборам следующего года, на которых люди, наконец, смогут решить будущее Европы и вернуть демократию в европейскую политику».

Хотя Европейский парламент и не является единственным руководящим органом Европейского союза, и маловероятно, что выборы в мае 2019 года приведут к радикальным изменениям в ЕС, его символическое значение (как «единственная демократическая» инстанция ЕС) и его институциональная составляющая (особенно в начале полномочий, на этапе инаугурации европейских комиссаров), этими выборами не следует пренебрегать.

В январе 2019 года Виктор Орбан подтвердил свои амбиции, чтобы в каждом учреждении Европейского Союза формировалось большинство, враждебное иммиграции. Первым шагом является Европейский парламент, затем Европейская комиссия и, наконец, Европейский совет, при том что национальные парламентские выборы ставят у власти правительства, враждебные массовой иммиграции.

Текущий баланс сил и ожидаемые последствия Brexit

С момента формирования Европейского парламента, избранного на основе всеобщего избирательного права в 1979 году, двумя группами большинства в парламенте являются Европейская народная партия (ЕНП, или христианские демократы) и Социал-демократы, вместе они обычно образуют большинство, которое регулярно удерживает председательство в парламенте.

В январе 2019 года распределение 750 депутатов выглядит следующим образом:

– EPP – Европейская народная партия (ЕНП): 218 депутатов (включая депутатов венгерской «Фидес»)

– S&D – Прогрессивный альянс социалистов и демократов (социал-демократы): 186 (включая представителей словацкой СМЕР и румынской СДП)

– ECR – Европейские консерваторы и реформисты (ЕКР): 74 (включая 19 польских депутатов PiS, и 19 британских консерваторов)

– ALDE – Альянс либералов и демократов за Европу (АЛДЕ Ги Верхофстадта): 68 (включая 4 представителей от чешского АНО)

– Greens-EFA- Зеленые – Европейский свободный альянс (Зеленые-ЕСА): 52

– GUE-NGL – Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера (ЕОЛ/ЛЗС): 52

– EFDD – Европа за свободу и демократию (ЕСД): 43 (включая 19 избранных должностных лиц UKIP и 14 избранных членов итальянского движения 5 звезд)

– ENF – Европа наций и свобод (ЕНС): 34 (в том числе 15 избранных от французского «Национального объединения» (бывшего «Национального фронта»), 4 от австрийского FPÖ, 6 от итальянской Лиги)

– Независимые: 23

***

Этот текущий баланс сил дает абсолютное большинство (из 375 мест) ЕНП и социал-демократам, которые объединяют вместе 404 из 750 депутатов. Среди солидных элементов „про-брюссельского” большинства можно также назвать либеральных депутатов АЛДЕ.

Левые взгляды представляет группа Зеленых и Европейских объединенных левых, в целом они про-европейские и про-иммиграционные. Их различия или несогласия с основными тенденциями связаны, скорее, с экологическими вопросами, с экономической свободной торговлей (Трансатлантическое партнерство, Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение CETA), и также по вопросу отношений ЕС-Россия (в том, что касается группы европейской левой партии).

Правое крыло представляет Европейская Народная Партия (ЕНП), которая состоит из 3 парламентских фракций:

– группа Европейские консерваторы и реформисты (ЕКР),которой удалось стать третьей политической силой парламента в 2014 после объединения с Новым фламандским альянсом(NVA); эта группа объединяет консерваторов и других христиан-демократов в разладе ЕНП, и даже несколько правых популистов; при этом группа все же держит дистанцию с политиками, которые могли бы быть оценены как «крайне правые», особенно после исключения депутата немецкой АдГв марте 2016

– группа Европа за свободу и демократию (ЕСД), которая держится на двух опорах – парламентариях английской UKIP Найджела Фараджа и итальянцах Движения 5 звезд; в начале 2017, изначальная попытка итальянских избранников5 звезд примкнуть к Альянсу либералов (АЛДЕ) обернулась провалом в связи с отказом группы АЛДЕпринять их. Помимо этих двух основ, группа АЛДЕ насчитывает еще несколько французских депутатов, покинувших «Национальное объединение» (бывший «Национальный фронт»), а также бывшего литовского президента Роландаса Паксаса.

– группа Европа наций и свобод (ЕНС), которая не смогла увидеть свет в 2014 из-за трудностей в связи с объединением парламентариев 7 стран, и образовалась в ходе текущего срока правления благодаря присоединению бывшей избранницы от британской UKIP и двух польских избранников KNP, которых стало возможно принять после отстранения их бывшего лидера Януша Корвин-Микке.

Новая группа ЕСД  с Движением 5 звезд?

Brexit кардинально изменит ситуацию для групп правее ЕНП. Будущее группы Европа за свободу и демократию (ЕСД) более всего зависит от выхода британцев и нестабильной позиции Движения 5 звезд.

До сих пор группа ЕСД (которая называлась EFD в 2009–2014 годах) была, по сути, инструментом Найджела Фараджа, который использовал ее как платформу для продвижения Brexit. Будучи председателем группы, Найджел Фарадж мог позволить себе длительные выступления в первых рядах парламента, чтобы стать популярнее в Великобритании и за ее пределами.

Помимо UKIP и 5 звезд, группа ЕСД состоит в основном из союзников по обстоятельствам, без особого идеологического единства. Эта группа была сформирована в 2014 году путем восстановления члена французского «Национального фронта» во время разрыва с шведскими демократами, которые изначально были связаны с французским НФ, но в конечном итоге решили ассоциироваться с Фараджем и стать «менее радикальными». Отметим также, что эта группа не исчезла после ухода латвийского депутата и за 48 часов переманила польского депутата (Роберта Ивашкевича) из команды Януша Корвина-Микке. Это свидетельствует о гибкости характера стратегии Фараджа, на службе единственной цели: обеспечить трибуну для продвижения своего политического посыла.

Судя по всему, главном желанием Фараджа было не оказаться в одной группе с Марин Ле Пен, как по имиджевым соображениям, так и без особой необходимости оказаться в одной группе с другой сильной личностью.

Похоже, что Движение 5 звезд стремится сохранить ЕСД, которую оно пыталось покинуть в 2017 году. Из-за своего политического веса Движение 5 звезд неизбежно займет лидерство в этой группе.

Для достижения этой цели же найдено несколько союзников: наряду с польским движением Kukiz, Движение 5 звезд утверждает, что имеет соглашения с хорватской партией Zivi zid, которую причисляют к популистской, и финской либеральной партией Liike Nyt.

Как и в период 2014–2019 гг., будущая группа ЕСД, возглавляемая Движением 5 звезд, предоставит своим членам полную свободу голоса, что должно способствовать ее возможности привлекать свободных акторов для объединения представителей 7 национальностей, необходимых для формирования группы [по правилам выборов в Европарламент, каждая группа должна содержать представителей семи различных национальностей – прим.ред.].

Группе ЕНС также придется играть на выживание

В настоящее время группа Европа наций и свобод (ЕНС) имеет представителей 8 национальностей. При нынешнем раскладе, даже с учетом Brexit группа сохранит необходимые 7 национальностей. Но нет уверенности в том, что все его члены будут переизбраны (включая польских политиков из KNP) или останутся в группе ЕНС (позиции Лиги Сальвини пока неясны). Другие союзники могут, однако, укрепить свои позиции –  например, с возможным вступлением в Европейский парламент чешской националистической Партии прямой демократии (SPD) во главе с Томио Окамура.

Не исключено, что группе не удастся вновь сформироваться из-за ограничения количества  национальностей (контингента избранных представителей французского «Национального объединения» почти достаточно для получения необходимых 25 избранных представителей). Все будет зависеть от того, как будут позиционироваться такие партии, как итальянская Лига или австрийская FPÖ: за период 2014-2019 гг. они стали они стали правительственными партиями, что может сделать их более привлекательными для потенциальных партнеров, которые находятся в основном в группе Европейских консерваторов (ЕКР).

Однако также нет уверенности в том, что тяжеловесы группы ЕКР заинтересованы в том, чтобы другие тяжеловесы, как французское «Национальное объединение» (которые надеются направить еще двадцать депутатов в Европейский парламент в мае 2019 года), остались позади и оказались без парламентской группы, из-за их неизменной поддержки польского и венгерского правительств, когда против них голосовали в Европейском парламенте последние годы.

Будущее группы ЕКР и маловероятность евроскептической группы

Что касается группы ЕКР, то, если ей и не грозит исчезновение с уходом британских консерваторов, все же она будет ослаблена уходом 19 британских депутатов. Поэтому, чтобы сохранить свою позицию третьей политической силы в Европейском парламенте, группе ЕКР придется расширяться с новыми партнерами, тем более что группу АЛДЕ могут усилить выборные представители французской партии «Вперед, республика!» [президента Франции Эммануэля Макрона – прим.ред.], которая не существовала еще в 2014 году.

Подкрепление для группы ЕКР может прийти из Франции с партией «Вставай, Франция» («Debout France») Николя Дюпон-Эньяна, в настоящее время не представленной в Европейском парламенте и до сих пор связанной с ЕСД Найджела Фараджа, которая только что заключила соглашение с группой ЕКР. Это при условии, если голосование в мае 2019 года даст списку Дюпон-Эньяна более 5% голосов, как прогнозируют в опросах.

Ян Захрадил, чешский депутат Европарламента и главный кандидат от группы ЕКР в Еврокомиссии, также упомянул итальянскую Лигу в качестве потенциального нового партнера группы ЕКР. Но, похоже, при этом отказывается от сотрудничества с французским «Национальным объединением» или германской АдГ, что провоцирует, в частности, геополитические разногласия во мнениях между сторонниками атлантизма и симпатизирующими России партиями.

Если вопрос о России отчасти актуален, особенно для Польши, это не может быть единственным препоном, особенно если принять во внимание про-российскую позицию Маттео Сальвини, которая не помешала ему посетить Варшаву. По факту, создается впечатление, что венгерские и польские правители могут себе позволить проводить официальные встречи с лидерами западноевропейских политических партий, которые квалифицируются как популисты или евроскептики, поскольку они являются частью правящей коалиционной власти, и для которых такие встречи могут быть представлены ​​как межправительственные. Уже состоялись встречи Виктора Орбана с австрийским вице-канцлером Штрахе (лидером FPÖ), с итальянским министром внутренних дел Сальвини, а теперь и между Качиньским и Сальвини.

И наоборот, хотя они остаются верными своему французскому партнеру – «Национальному объединению», с которым они заседают в Европейском парламенте в составе группы ЕНС (на срок 2014–2019 гг.), лидеры итальянской Лиги и австрийской FPÖ в последние месяцы проявляют все больший интерес к выступлению с Орбаном или Качиньским. Об этом свидетельствуют отсутствие таких крупных фигур, как Сальвини (который отправил видеообращение) или Штрахе (отправившим Харальда Вилимского) на европейской встрече, организованной «Национальным объединением» в Ницце 1 мая 2018 года.

Означает ли это, что Лига собирается войти в состав ЕКР после выборов 2019 года? В любом случае, немец Манфред Вебер, назначенный ЕНП содействовать преемственности Жан-Клода Юнкеру во главе Европейской комиссии, дал понять, что он будет благосклонен к Лиге в ЕКР, что подразумевает отказ от группы ЕНС с «Национальным объединением» Марин ле Пен.

А Сальвини, за кажущимся колебанием, похоже, не собирается сжигать мосты, поскольку он поддерживает хорошие отношения с Марин Ле Пен, которую он приветствовал в Италии в октябре, чтобы объявить о «Фронте свободы» накануне европейских выборов 2019 года.

Некоторые, в том числе Сальвини или представители немецкой АдГ, хотели бы после 2019 года появления общей евроскептической группы, которая объединила бы всех «раскиданных» по разным группам (ЕКР, ЕСД и ЕНС). Такая группа могла бы сгруппировать более сотни депутатов.

Однако вероятность возникновения такой унитарной группы низка, особенно из-за возможных последствий для правительственных партий внутри государств, с риском обрести имидж маргиналов.

Если перспектива увидеть польскую PiS в той же парламентской группе, что и «Национальное объединение» или «Фламандский интерес», кажется, не стоит на повестке дня, тем не менее, Оливье Бо отмечает, что «в отношении к движению Марин Ле Пен в PiS ощущается некая эволюция».

Фактически, когда Европейский парламент голосует против польского или венгерского правительств, они всегда могли рассчитывать на поддержку избранников группы ЕНС и поэтому стремятся – не обязательно ассоциируя себя с ними политически – поддерживать теплоту отношений с этими политическими партиями.

В итоге две группы (если группа ЕНС сможет воссоздать себя) могут оказаться «правее» ЕНП сразу после 2019 года, с неформальной координацией между этими группами, тем более что большинство евроскептических партий в основном отказались от идеи выхода из ЕС или единой валюты. И возможная группа оказывается ЕСД в положении одиночки и без четкой политической линии (как пример, члены Движения 5 звезд проголосовали за отчет Саргентини против Венгрии).

Вопросы о венгерском «Фидес» и чешском АНО

Положение «Фидес» в рамках ЕНП было предметом многочисленных споров и спекуляций на протяжении последних месяцев. Сам Жан-Клод Юнкер сказал, что, по его мнению, у «Фидеса» больше нет места в ЕНП, а Манфред Вебер проголосовал за доклад Саргентини против венгерского правительства.

Даже в самой Венгрии этот вопрос иногда поднимается – к примеру, общественность задавала его в Летнем университете 2018 года в Тусваньосе, где Виктор Орбан каждый год выступает с речью общего политического анализа.

Тем не менее, «Фидес» не совсем изолирован внутри ЕНП и все еще имеет сильную поддержку, в том числе президента группа Жозефа Доля. Во время голосования по докладу Саргентини «Фидес» все еще мог рассчитывать на нескольких надежных союзников, таких как Forza Italia, хорватская HDZ и словенская SDS.

Что касается Виктора Орбана, то у него твердое убеждение: для него не стоит вопрос насчет того, покидать ли «Фидесу» ЕНП.

Что касается ЕНП, несмотря на то, что часть его членов смущает «Фидес» в составе группы, все же задача состоит в том, чтобы остаться мажоритарной группой в Европейском парламенте. Несмотря на низкий демографический вес Венгрии в ЕС, результаты выборов «Фидеса» означают, что венгерская делегация ЕНП в численном выражении составляет одну пятую от ЕНП.

Но если предположить исключение «Фидеса», то группу покинет дюжина парламентариев (предположительно в ЕКР, в которой не преминут сказать, что рады этому), а может и другие партнеры. Такой сценарий нанес бы ущерб не только ЕНП, но и стратегии Орбана, которая, судя по всему, заключается в том, чтобы переманить партнеров на свою сторону, а не оставаться маргиналом на европейской сцене.

Отметим также сильное влияние «Фидеса» на депутатов венгерского меньшинства в Румынии (от партии RMDSZ-UDMR) или даже Словакии (если одна из двух венгерских партий, MKP, близкая к «Фидесу», сможет сохранить свое представительство в Европейском парламенте ). Таким образом, потенциальный вес «Фидес» составляет около пятнадцати депутатов (12 «Фидес», 2 UDMR от Румынии и MKP от Словакии).

Если «Фидес» исключат и он сможет увести за собой союзников по венгерскому меньшинству, а также других итальянских, хорватских или словенских партнеров, тогда в ЕНП может оказаться меньше депутатов, чем в социал-демократической группе (учитывая, что, вероятно, у ХДС Германии или «Вперед, Республика!» Франции результаты выборов будут ниже, чем в 2014 году).

В любом случае, пока складывается впечатление, что ухода «Фидеса» из ЕНП не произойдет до европейских выборов, как и на следующих этапах (например, в момент назначения европейских комиссаров).

Другой, более серьезный вопрос, состоит в том, где будут заседать члены Европарламента чешской правительственной партии АНО премьер-министра Чехии Андрея Бабиша. В настоящее время они входят в группу АЛДЕ, возглавляемую Ги Верхофстадтом. Они проголосовали за отчет Саргентини против венгерского правительства, что вызвало гнев Андрея Бабиша, который явно отмежевался от голосования членов АНО, заявив, что их больше не изберут через год, он выразил сожаление по их решению, добавив, что их голос является обязательным только для них.

Трудно представить, что во время следующего срока Европарламента новые члены АНО снова будут заседать в группе АЛДЕ. Из-за враждебной позиции их лидера в отношении квот мигрантов и солидарности с Орбаном, можно представить, что новые члены АНО будут заседать в группе ЕКР.

Что насчет левых популистов Центральной и Восточной Европы?

В левом блоке присутствие социал-демократов словацкой СМЕР (партии большинства в правительственной коалиции) и румынской СДП иногда вызывает вопросы из-за их «популистской» ориентации. В прошлом СМЕР неоднократно подвергался жесткой критике из-за правительственных альянсов в Словакии с националистическими правыми партиями (особенно с СНС).

Говоря об общей ситуации в Европе, кандидат в президенты Еврокомиссии Манфред Вебер не ошибается и не забывает румынских социалистов СДП: «Когда я смотрю на европейский политический ландшафт сегодня, я вижу Сальвини в Италии, Качиньского в Польше, румынских социалистов и Орбана. Мы, очевидно, можем желать чего-то еще, но реальность такова».

Если три из четырех членов Европарламента от СМЕР были определены как доверенные люди Джорджа Сороса, то ясно, что они – кроме Бориса Зала – не систематически следовали инструкциям своей группы относительно голосов применительно к Венгрии или Румынии.

Источник: https://www.geopolitica.ru