Сверхисторический смысл уничтожения последних Романовых (3)

09:29, 14 februarie 2018 | Actual | 252 vizualizări | Nu există niciun comentariu | Autor:

«Времена свершились»

Составленный самим Бадмаевым, тибетский гороскоп цесаревича Алексия указывал на его высоко промыслительную судьбу, на грядущее осуществление именно им неудавшихся стремлений Александра I объединить Европу — Великую Европу в ее целом — на конрреволюционной основе, а потому и на его способность остановить распространение по всему миру негативных метастаз власти тьмы. Цесаревич был призван поднять Россию на ноги, создать преграду или, говоря языком духовно-стратегическим, силу удерживающего ныне, Katechon, остающегося в конце времен, по словам «апостола языков», последней властной инстанцией, способной удержать, воспретить историческое явление, рождение и выход на сцену того, кого называют Антихристом. Лично помешать.

Именно этого властители тьмы, готовые платить любую цену, и не могли допустить. Ради этого и был спущен с цепи В. И. Ленин, чья оккультная некромантическая миссия открывала путь предусмотренному явлению Антихриста как близкой политической возможности.

Преосвященный Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский: Бог удостоил нас стать современниками «последних сроков». Антихрист как близкая политическая возможность нашей эпохи не оставляет нам в этом более никаких сомнений.

На невидимом уровне, вне видимой истории и против нее, можно опознать историю России и всего мира эпохи коммунизма как «противостояние под сенью грядущего Антихриста» двух тайных сил — В. И. Ленина и цесаревича Алексия, вовсе не прерванное физической смертью обоих. Представляется даже, что всемогущество В. И. Ленина и его планетарной, только начавшейся в России революции оказалось остановлено божественной слабостью избранного свыше ребенка, цесаревича Алексия, чей образ вечного мученика оказался для красной звезды неодолимым.

В связи с апокалиптической символикой красной звезды напомним: в конце 1918 года группа высших русских военных и религиозных руководителей из антибольшевистского лагеря собрали досье под кодовым названием «Красная звезда», оставшееся сверхконфиденциальным; его материалы должны были стать обвинительными на большом судебном процессе по делу о государственной измене и цареубийстве, который собирались начать руководители белых армий после окончательной победы, причем наиболее страшную их часть следовало использовать при закрытом разбирательстве кровавых событий в Екатеринбурге и предъявить обвинение непосредственным исполнителям и тайным организаторам, сокрытым в тени «лагеря Антихриста».

Однако, предвидя негативный поворот событий, составители досье «Красная звезда» под гарантию воинской чести передали его на хранение королю Югославии Александру. После прихода вермахта досье было, вероятно, изъято Абвером из секретных монархических архивов, находившихся в пещерах одного из монастырей близ Белграда. Возникает вопрос: по какой совершенно необъяснимой — а быть может, как раз вполне объяснимой, поскольку мы хорошо знаем о периодически возникавшей и не подавлявшейся государственной измене в недрах Абвера, — причине Белградское его отделение не передало это досье в Берлин? В 1945 году военно-политические службы Тито захватили его в одном из тайников Абвера, а затем, десять лет спустя, в ходе неких темных сделок или обменов, досье попало в лондонский Форин офис (МИД Великобритании), где, видимо, и находится до сих пор, оставаясь недоступным (хотя, быть может, все и не так).

В свое время мне довелось получить ряд сведений, к сожалению, неполных, относительно судьбы досье «Красная звезда». Дело в том, что во время пребывания в 1948¬1949 годах в политической тюрьме специального назначения на Далматинской улице в Белграде, в бронированной камере номер пять (а затем номер четыре и шесть), я получил ряд свидетельств по этому вопросу от бывшего высшего офицера Абвера, работавшего в Белграде (прежде он занимал высокий пост в Париже). Этот офицер был задержан в связи с его деятельностью перед самым концом войны и, без сомнения, казнен. Позволю себе назвать его фамилию — фон Дитгес.

Сведения касались самой темной, по сути, неудобосказуемой и даже опасной для пытающегося словесно ее выразить, стороны заговора, составленного В. И. Лениным и теми, кто за ним стоял, по непосредственному поручению «кромешных сущностей». Целью заговора, разработанного западными конспиративными кругами, прежде всего английскими и французскими, но также немецкими и из некоторых других стран, была физическая ликвидация Романовых, причем как можно более извращенным образом, что и сделали большевики, уничтожив царскую семью — и Российскую империю — как препятствие пришествию «тайны беззакония». Однако все эти стремления упираются в незримое — должное в свой час проявиться и на видимом уровне — присутствие цесаревича Алексия, Избавителя.

 

          Ясновидящие предупреждают о великом несчастье,

о подпольно готовящейся невиданной буре

У неизвестного, увы, в Европе великого русского писателя, гениального визионера, посвященного высокого уровня Андрея Белого есть, среди прочего, два поистине пророческих произведения — «Серебряный голубь» и «Петербург», открыто предлагающих ключи к полному опознанию «иного», тайного, «запретного лика» ленинского извода коммунистической революции 1917 года. Тот, кто внимательно их прочитает, не сможет не понять, сколь лжива и субверсивна была изобретенная В. И. Лениным «наука» «материалистической революции» на основе «диалектического и исторического материализма». На самом деле коммунистическая революция — в своих последствиях, в своем не вызывающем никаких сомнений будущем — была совершенно противоположной всему, что лживо провозглашал В. И. Ленин: никакого «материализма», «просвещения» и «прогресса», но фундаментально адские, сатанинские, невидимые сущности «тайны беззакония» под властью могуществ тьмы. Чистая «духовность», но перевернутая, извращенная, ложная, анонимная, кишащая, лишенная человеческого облика революционная масса была ведома совсем не теми, кто выдавал себя за ее вождей, но не опознанными призраками, которых и уловить-то можно лишь особо эффективным оперативным способом. Разве что сам В. И. Ленин был более, чем другие, самостоятельной, ночной, сокрытой фигурой. Надо было ослабить меры безопасности, дать рассеяться попущенному времени, чтобы сегодня хотя бы некоторые вещи немного прояснились, начали просвечивать сквозь покрывающую их «мертвую кору».

В «Серебряном голубе» Андрей Белый разоблачает демонические основания долгосрочной работы, говоря точным языком, «малого народа» в лоне живого перегноя русской жизни. Писатель рассказывает о тайном заговоре основанных на искаженном христианстве сект, открытых присутствию адской реальности, готовых выступить активной силой истории на марше, уже тайно пронизанной их руководящими инстанциями. «Серебряный голубь» Андрея Белого — документ неожиданный; он обнажает тайно сокрытые в ночной тьме причины таинственных преступлений и загадочных социальных обвалов, сделавших возможными быстрый апокалиптический переворот 1917¬1918 годов и ликвидацию Российской империи, казавшуюся нерушимой крепостью православной веры с ее христологическими, евхаристическими и параклетическими упованиями. «Серебряный голубь» — перевернутый, демонический образ Параклета, Святого Духа.

В то же время в «Петербурге» Андрей Белый указывает на еще более загадочные и ужасные вещи. На стене комнаты, используемой подпольщиками, появляется спазматическая, злокачественная, подобная самообразовавшемуся из материи стены экрану одутловатость, а в ее центре — «дьявольское лицо», явившееся из иного мира, самим Андреем Белым названное «Китаец». На самом деле это не что иное, как медиумический образ В. И. Ленина, пророчески прозреваемая опухоль «монгольского кошмара», беспрерывно преследующего глубинное «русское бессознательное».

Я готов утверждать, что «лицо на стене» в романе Андрея Белого есть центральный, пророчески увиденный образ грядущей коммунистической революции на двух уровнях — русском и планетарном.

В своем необычном, оккультном романе «Walkers», во французском переводе «Demences» («Безумия»), опубликованном в Париже в 1991 году (издательством Presses de la Cité) Грэм Мастертон рисует картину сколь ужасающую, столь и близкую к самой тайной сути вещей. Я долго изучал — в буквальном смысле — «Walkers» Грэма Мастертона и в результате опубликовал по этому поводу в сентябрьском за 1991 год номере «Монд инконю» текст, озаглавленный «Вернется ли древняя религия земли и огня?» Там, в определенном смысле, уже все сказано.

Добавлю, что оккультисты высокого уровня, с космиче¬скими претензиями, всегда знали способ так называемой стенной трансреверберации, как она описана у Андрея Белого в «Петербурге» и у Грэма Мастертона в «Walkers». Это способ наведения порчи, наполовину или полностью, на проклятые (с этого момента) стены, скалы, потрескавшиеся поверхности земли. Двигающиеся, конвульсирующие, гримасничающие, полные ненависти, пенящиеся рельефы. Порой они узнаваемы, но всегда на самом деле принадлежат демоническим мирам подземной тьмы.

Около середины первого тысячелетия с Востока на Запад, из глубины Азии в Европу мощно хлынул образовавшийся там как бы из ничто огромный миграционный поток монголоидных народов желтого континента. Он породил исторический катаклизм, до сих пор впечатанный в глубинное бессознательное как русских, так и европейцев — ноющая боль катастрофы тайно воздействовала на них до середины второго тысячелетия и, в определенном смысле, воздействует до сих пор.

Над руинами разрушенного, превращенного монгольскими ордами в пепел Самарканда, над бесконечными пространствами, переполненными пирамидальными нагромождениями истекающих кровью черепов арабский историк Ибн аль-Асир свидетельствовал: «От создания мира не было большей катастрофы для человечества, и ничего подобного не будет до его конца».

Только применением демонической оперативной магии высокого уровня возможно в принципе объяснить мобилизацию, миграционное потрясение и безумную, судорожную, пламенную волю кочевых монгольских орд на марше, их могучую непреклонность в достижении цели, их нечеловеческую массовую организацию, неутомимую жажду крови и разрушения, кажущуюся нечеловеческой несокрушимость на гребне несущего их таинственно предопределенного порыва. Через много столетий после исторического угасания магического порыва орды, питаясь тайным воздействием засыпанных пеплом и песком городов Центральной Азии, великие шаманы расы, вдохновляемые высшими демоническими могуществами, для подготовки своего последнего акта метапсихически избрали связанного с «тайной беззакония» В. И. Ленина.

Только через медиумическое постижение мировой истории, постижение иного можно дать себе отчет, до какой степени образ «китайца на стене» в «Петербурге» Андрея Белого явлен как носитель последних ключей познания.

Это видение Андрея Белого — безусловно черное, инфернальное, возвещающее неизбежное возвращение древнего демонического разума (как известно, все так и произошло, и очень скоро, через несколько лет).

Древнее монгольское нашествие есть лишь видимая часть великого черного обряда заполнения евразийского пространства тьмой небытия. «Десятым валом» этой тьмы стала коммунистическая революция в России. Однако всякий раз — и при монгольском вторжении, и при русской коммунистической революции — ничто невозможно без мобилизации мощных черных метафизических сил и их приведения в оперативное движение хорошо подготовленными к этому центрами.

 

Жан Парвулеско